За КХЛ снова стыдно

спорт

Авангард Металлург Нк КХЛ Салават Юлаев Кирилл Семенов Владимир Шалаев Сергей Зиновьев

Лига живет по понятиям. Теперь официально.

Скандальная история с форвардом Кириллом Семеновым еще раз доказала, что КХЛ и ее клубы так и не избавились от двойных стандартов. Несмотря на всевозможные уставы и регламенты, команды по-прежнему предпочитают жить по понятиям, а к закону апеллировать только тогда, когда им прижмут хвост. 

Самое печальное, что в «деле Семенова» и сочувствовать-то толком некому. Все стороны показали себя не с самой лучшей стороны. 

«Авангард»

С подачи омичей конфликт вышел в публичную плоскость. С них же началась и история вопроса. В 2015 году «Авангард» и «Кузня» совершили обмен, в результате которого в Омск отправился форвард Максим Казаков, а в Новокузнецк – тот самый Кирилл Семенов. С точки зрения регламента «ястребы» утратили права на игрока. Но это на бумаге, а в реальности в КХЛ по-прежнему существует так называемая «скрытая аренда». Работает она так – клубы заключают сделку по переходу игрока с обязательством в свое время совершить обратный обмен. Компенсации могут быть как откровенно символическими, так и не очень, в зависимости от конкретной ситуации.

Серьезных конфликтов с «невозвратом» раньше не возникало, так как клубы играют в одной лиге и портить отношения никто не стремился. Их отсутствию помогало и то, что скрытая аренда процветает в основном из-за огромного финансового расслоения в лиге. Как правило, в таких сделках богатые клубы на время предоставляют игроков бедным, чтобы там они получали игровую практику на высшем уровне. 

Именно по такой схеме все и складывалось у «Авангарда» с «Кузней». Вот только когда новокузнечане отказались возвращать Семенова, то президент омичей Владимир Шалаев заявил, что эта опция была прописана в соглашении с их прежним руководством.

«Кузня» впервые за многие годы нарушила все корпоративные договоренности и решила нашим игроком поторговать. Поэтому мы подали документы в арбитраж, будем судиться. Это наш игрок, он хочет играть в «Авангарде».

У нас есть документы от предыдущего руководства Новокузнецка о том, что они нам его вернут. Пришел Зиновьев и решил: «Да ну, зачем же. Я его лучше продам». Так не поступают в корпорации. Не по-джентельменски. Более того, я считаю, что нарушается корпоративная этика» (Владимир Шалаев, «Радио Сибирь»). 

Это является заведомым нарушением регламента. 

«Временные переходы с сохранением прав на Игрока (аренда) из одного Клуба КХЛ/ВХЛ/МХЛ в другой Клуб КХЛ/ВХЛ/МХЛ не допускаются» (Правовой регламент КХЛ, глава 5, пункт 11). 

Дисциплинарный комитет лиги принял данный договор к рассмотрению, но в закреплении прав омичам отказал. Это, конечно, правильно, но почему же «Авангард» не получил по шапке за подобные публичные требования?

Омский клуб ведь не просто выступал за признание Семенова свободным агентом с целью его дальнейшего подписания (которое в итоге и произошло), а подал в лигу заявление «о признании прав на игрока на основании договора перехода». Если лига реально борется со «скрытой арендой», и к ней в руки сам приплыл подобный случай, то наказание должно было быть максимально жестким и публичным. Его отсутствие намекает на то, что никакой борьбы-то и нет. 

«Кузня»

Когда гендиректор «Металлурга» Сергей Зиновьев отказался возвращать Семенова в Омск, его поспешили записать чуть ли не в революционеры. На фоне недавнего исключения новокузнечан из КХЛ такая позиция смотрелась особенно выигрышно – мы люди бедные, зато гордые. Но только на первый взгляд. 

В реальности Зиновьев против аренды как явления ничего не имел. А в случае с «Авангардом» воззвал к регламенту и справедливости только тогда, когда не удалось договориться полюбовно. Переговоры эти, по признанию новокузнецкого клуба, шли практически до самого рассмотрения дела в дисциплинарном комитете. 

Впрочем, Зиновьева можно понять. После недавнего исключения клуба из КХЛ в его адрес прозвучало немало критики. Поэтому ему было выгодно разыграть историю с Семеновым так, чтобы выставить новокузнечан жертвами очередного заговора высших кругов. Отсюда и все эти эмоции на тему «беспредела», и воспоминания о «золотом веке» Медведева-Фетисова, и угрозы подать в гражданский суд. 

На самом же деле шансов добиться закрепления прав на Семенова у «Кузни» не было никаких. Клуб покидает КХЛ, на этом основании игрок подал заявление в дисциплинарный комитет о признании себя неограниченно свободным агентом, и тот его удовлетворил. После подачи такого заявления статус игрока «замораживается», это произошло еще до обмена в «Салават», поэтому он и был признан недействительным. Не успели вовремя. 

Сама практика подобного «освобождения» небесспорна, но Зиновьев вполне мог предусмотреть такую возможность, потому что несколько лет назад то же самое происходило с игроками перешедшей в ВХЛ «Лады». 

«Салават»

Уфимцы отметились в этой истории только попыткой половить рыбку в мутной воде. Леонид Вайсфельд наверняка знал, что Семенов обратился в арбитраж, но тем не менее заключил с «Кузней» сделку об обмене. 

Хотя с Вайсфельда в любом случае взятки гладки – он просто попробовал ввязаться в борьбу за игрока, практически ничего при этом не теряя. А вдруг прокатило бы? У нас всего можно ожидать. Кроме того, очень похоже, что им двигало и профессиональное любопытство. В чем генменеджеру уфимцев точно не откажешь, так это в умении правильно расставлять акценты. 

«Честно говоря, в этой истории меня больше интересовал не сам Семенов, а тема договора между «Кузней» и «Авангардом» об обратном переходе. В данном случае очень интересно, какое определение относительно этого договора вынесет лига» (Леонид Вайсфельд, «Спорт-Экспресс»). 

КХЛ

Лига приняла наиболее удобное для себя решение, фактически обнулив всю историю со «скрытой арендой». При этом подробности рассмотрения дела были засекречены. Конфиденциальность предусмотрена регламентом, но при желании лига могла бы убедить клубы играть в открытую – такая возможность тоже существует. Вот только прозрачность ей самой принесла бы куда больше неудобств. 

КХЛ, конечно, повезло, что все это происходило именно с представителем уходящей «Кузни». Будь Семенов игроком «Адмирала», прецедент мог бы получиться более громким. Хотя, если бы это был не форс-мажорный новокузнецкий клуб, в таком виде дело вряд ли бы возникло – корпоративные связи внутри лиги по-прежнему сильны. И это значит, что «скрытая аренда» продолжит существовать. 

Можно сказать, что КХЛ сейчас искореняет ее первопричину, запустив процесс сокращения малобюджетных клубов. Но даже при 24 командах в лиге разделение на богатых и бедных сохранится, поэтому проблема будет по-прежнему острой. Браться за ее решение нужно системно, и вариантов по сути всего два. Первый – легализация аренды с четкой и строгой регламентацией критериев (как в футболе). Второй – запрет аренды с тотальным ужесточением контроля за переходами игроков (подозрительные хорошо заметны даже со стороны) и строгими наказаниями. 

Иначе КХЛ так и останется лигой двойной морали, где регламент служит лишь благопристойным фасадом законности, а клубы ради своей выгоды что хотят, то и творят, ни с кем и ни с чем не считаясь. 

Фото: metallurg-nk.ru; РИА Новости/Алексей Даничев; vk.com/metallurgnk; vk.com/hcsalavat; РИА Новости/Алексей Филиппов

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий