Ультрас «Краснодара». Они существуют и даже воюют с «Кубанью»

спорт

Кубань Краснодар болельщики

На одну загадку в русском футболе стало меньше.

Да, у «Краснодара» есть настоящие фанаты, хотя Сергей Галицкий обычно придерживается своей цитаты, что люди должны смотреть футбол, а не поджигать стадионы. До последнего домашнего матча о краснодарской «фанатке» не было слышно почти ничего: о ее существовании почти не знали, она не бычила и вела себя культурно. Один из самых известных болельщиков клуба Тахир Холикбердиев в интервью Sports.ru рассказывал, что только на трех последних домашних матчах у него не было ощущения, что команда играет на выезде.

«Краснодар» — самый молодой клуб российской премьер-лиги, и фанатская культура вокруг него только формируется, что не помешало состояться разборке с фанатами «Анжи» прямо напротив краснодарского стадиона. Драки там не получилось, потому что большинство участников забегали в толпу, только чтобы поднять упавшие сумки; гостевую половину успокоил какой-то уважаемый старец без атрибутики, а потом в дело вмешалась полиция. Таким получился первый фанатский всплеск в истории «Краснодара».

Евгений Марков поговорил с одним из лидером краснодарского фан-движения «Единый фронт» Николаем Руссовым о том, кто такие ультрас «Краснодара», как происходит их общение с Сергеем Галицким и что с ними случилось после той самой драки. Ответы Николая комментирует лидер фан-движения «Кубани» («Трибуна ЮГ») Дмитрий Войтенко (его обращение к болельщикам «Кубани», которое не вошло в интервью).

***

Наша встреча с Николаем проходит в одном из баров рядом со стадионом «Краснодара», под пиво, вяленую рыбку и нескончаемые песни «Гуфа». Видимо, так здесь отдыхают фанаты. На стойке бармена стоит пузатая кружка с эмблемой «Краснодара». Сейчас там пусто, но, когда приезжают болельщики других клубов, то идет соревнования — чья кружка наберет больше денег.

На черепе у Николая вытатуирована эмблема «Единого фронта» — чтобы нанести ее, пришлось бриться налысо, зато теперь всегда видно, что перед тобой идет фанат «Краснодара». У него на ноге — эмблема любимого клуба, на руке — череп быка и скандинавская руна. «Эта руна связана с верой и означает пожертвование себя ради достижения цели», — объясняет Николай. 

***

Николай, как ты пришел к «Краснодару» и чем ты занимался до 2008 года?

— До этого я ни за кого не болел, но в 16 лет друзья позвали на футбол, и меня это затянуло. Это был 2011 год, премьер-лига, первое немосковское дерби в истории РФПЛ. В тот же день меня позвали в ультрас-организацию, которая через три матча распалась. Мне стало неприкольно: я решил организовать группу поддержки и написал людям. Так все и зарождалась. Не знаю, почему все боятся слова «ультрас» — мы позиционируем себя как фанаты, готовые поддержать клуб всегда и везде: на стадионе и за стадионом.

За стадионом?

— Это рисовка граффити, встречи с командой. Мы не занимаемся драками, но делаем проходы и стараемся оформить все красочно, чтобы люди потянулись к нашему клубу. На фан-секторе «Краснодара» сейчас около ста человек, но мы растем, привлекаем народ, и с каждым матчем нас все больше и больше.

Перфомансы, как на матче со «Спартаком», — это ваша работа?

— Именно на «Спартаке» очень сильно помогал клуб, точнее, все это организовывал именно он. Мы рисуем баннеры, а плашек до этого не было никогда. У нас были предложения, чтобы сделать это совместно на первом домашнем матче «Краснодара», но мы получили отказ. Бывший ответственный за болельщиков Александр Луценко с нами не церемонился и просто сказал, что клуб против. С ним у нас было много недопонимания: например, мы готовим баннер, говорим, что хотим нарисовать какие-то вещи, он соглашается, а потом баннер либо не допускали, либо он нам просто не отвечал.

Баннеры какого плана не разрешали проносить на стадион?

— Начиная от простого «Вперед, быки». Один баннер планировался на «Боруссию»: там стояли ребята в масках с надписью «Только победа». Клуб завернул его из-за масок, и нам пришлось все переделывать, стирать маски, рисовать лица.

Как вы взаимодействуете с Сергеем Галицким?

— Несмотря на разные слухи, не сказал бы, что он плохо относится к фанатам, однако недопонимает то, чем бы занимаемся. Фанат для него означает дерущийся хулиган, которому безразличен клуб. А для нас клуб — это жизнь и наша вторая семья. В горячке кто-то может критиковать Галицкого. После «Анжи» мы были сильно разочарованы в клубе, но на следующий день встретились с его представителями и все обсудили.

Комментарий Дмитрия Войтенко:

«Хотелось бы упомянуть и забавную фразу Сергения Николаевича Галицкого (президента ФК «Краснодар»): «Фанатов у нас нет: они часто болеют против другой команды и рассказывают сказки. Поэтому у нас столько детей, женщин на трибунах». Насколько мне известно – мнения он своего не менял».

Что тогда случилось перед стадионом?

— Нам было все равно, что это «Анжи» и Кавказ. Приехали — сидите у себя на фан-секторе, слова вам не скажем. Нас было 40-50 человек, много молодежи (14-16 лет) и девушки, мы шли проходом к стадиону от Северного моста, подошли к арене заранее и решили пойти в бар попить пива. Но так и не дошли. Они собирались уже двадцать минут и заряжали: «Е***ь, Магнит, е***ь». Мы не дураки, поняли, что они хотят прыгнуть на нас; мы построились, встали поплотнее друг к другу и ждали, что будет. Может быть, они бы просто прошли, потому что драка возле стадиона — не самый лучший вариант. Но они пошли на нас, а мы стали защищаться.

Ребята 15 лет и девушки тоже?

— Девчонок мы отправили в сторону, а маленькие дрались за свой клуб, хотя против них стояли парни от 18 лет. У кого-то сломан нос, у кого-то порвана губа, но ничего серьезнее не было. Нам было весело. Им же — не очень. Около 12 человек остались в Краснодаре на пять суток.

Какой была реакция со стороны клуба?

— Главный по работе с болельщиками Георгий Безбедов (Гоша) позвонил нашим парням и сказал, что Сергей Николаевич хочет встретиться. Пришло по несколько человек из разных организаций, но меня там не было, потому что в то время был суд, а наши пацаны сначала приехали поддержать нас и только оттуда отправились к Галицкому.

Что за суд?

— Я не попал на матч с «Анжи». Уже отошел от места драки, но вернулся, потому что оставил там рюкзак. Там полицейские и сказали мне, чтобы я поехал с ними. Кому-то дали мелкое хулиганство, кому-то — неповиновение сотрудникам полиции. Такое произошло с фанатами «Краснодара» впервые: мы отсидели пять суток.

С кем ты сидел?

— С фанатами «Краснодара» и людьми, сидящими за пьянку. Мы с ними, конечно, обсуждали футбол. В основном они не болеют, но после знакомства с нами сказали, что теперь будут за «Краснодар». Правда, сказали, что на стадион не пойдут.

Как к вам относились полицейские?

— Все улыбались, спрашивали, что там в футболе, а еще на холодильнике в СИЗО появился наш стикер. Нам на пакет с передачей налепили стикер, и он теперь висит в отделении. Но в основном менты говорили: «Возвращайтесь, будем вас ждать».

Что рассказывали ребята, которые общались с Галицким?

— Они объяснили свою точку зрения, которая не совпадала с мнением СМИ и сотрудников клуба. Все считают, что мы созвонились, договорились и организованно шли друг на друга, но на самом деле это стечение обстоятельств. С нашей стороны это даже не единичный случай, а легкое недоразумение. Галицкий же изначально был категорически против фанатов, и все могло дойти до закрытия сектора. В итоге — разошлись миром.

Каким миром?

— Фан-сектор будет. Сначала разговор был в жесткой форме, но после того, как пацаны все объяснили, он перешел в нормальное течение. С ними были наши девчонки, и во многом благодаря им не перешло на мат.

У клуба есть ваши номера телефона?

— Мы можем связаться в любое время. Например, я общаюсь с Гошей: это согласование любых баннеров; недавно я просил забрать флаги и барабаны на гостевой матч в Питер. На «Зенит» клуб организовал бесплатный выезд, а в Москву мы ездили всего за две тысячи рублей.

То есть клуб вам помогает?

— Выезд в Питер — разовая благодарность за хороший сезон, хотя до 2014 года мы ездили абсолютно бесплатно. Нас тогда было мало, и все это получалось дешево, но мы вместе с клубом пришли к выводу, что за выезд лучше платить. Бывали случаи, когда записывалось 60 человек, — халява, все нормально — а на самом деле собиралось 14. Заказ автобус только ради них встает для клуба в большие затраты.

Какой выезд был самым масштабным?

— На Кубок России в 2014 году, был финал с «Ростовом» в Каспийске. Нас поехало десять автобусов и два самолета, еще люди добирались самоходом. В городе были стычки, но в основном дрались «Ростов» и «Анжи». А самый дружный выезд — 1/16 Кубка в Саратов против «Сокола». Мы встретились, все вместе выпили пива, и не было никакой агрессии. Но ультрас «Краснодара» ни с кем не дружат. У нас нет врагов, но и друзей у нас тоже нет. Точнее контакт есть, только раскрывать его мы пока не можем.

Как ты относишься к тому, что на футбол в Краснодаре ходят курсанты?

— То, что ходят солдаты, — это плохо. А вот срочники действительно болеют за клуб, мы с ними лично знакомы, и в следующем году некоторые из них пойдут к нам на сектор, потому что уже закончат службу. Из-за этого сектора у нас идет рассинхронизация зарядов: они заряжают одно, мы заряжаем другое, получается каша. Раньше мы были категорически против, но теперь привыкли. У них все происходит по собственному желанию, никто не заставляет ребят ходить на футбол.

Часто бывает, что стадион молчит?

— Этого не происходит, потому что мы поддерживаем команду. Я согласен, что «Краснодар» — клуб «кузьмичей», мне как фанату это не нравится, хочется, чтобы пел весь стадион. Уже бывает, что все в один ритм заряжают «Вперед, быки» или «Краснодар». Хотя хлопками, как у сборной Исландии, мы пользовались еще до Евро-2016. На новом стадионе с клубом договорились, чтобы закрыли продажу билетов на наш сектор. Нам не нужны люди со стороны и ситуации, когда люди отказываются размахивать флагами.

На матче против «Спартака» стадион поделился на две половины.

— За «Спартак» болели даже больше, и было очень обидно. Я не очень понимаю, как можно болеть за команду из другого города. Так же не интересно.

Как футболисты относятся к вашему сектору? Подходят поблагодарить после матчей?

— Одна из наибольших проблем, что подходит три человека, а остальные разворачиваются даже после побед. Всегда идет Гранквист, а из русских, когда в воротах, то Андрей Синицин. Синицин — мой любимый игрок, он очень хорошо относится к фанатам и любит «Краснодар». Ари раньше фотографировался с болельщиками на Красной улице и, как Гранквист с Жоаозиньо, общался с болельщиками в социальных сетях.

Тебе не кажется, что в последнее время у фанатов «Краснодара» стало меньше свободы?

— Свобода не зависит от того, где играет клуб (ФНЛ или премьер-лиге), она немного урезалась с переездом на новый стадион. Согласовка материалов есть в каждом клубе, но нам немного перекрывают кислород. Существуют запреты и правила, и, пока нас мало, никакой пиротехники на стадионе быть не может. Сейчас на арене стоит много камер — оно нам надо? Поэтому на «Краснодаре» пока ни разу не было файеров. Вот если наш фан-сектор возрастет в количестве, поговорим об этом. Когда загорается один файер за весь матч — это не интересно; просто штраф клубу и никакой романтики. Но если загорится вся трибуна — клуб будет не против, потому что это получится красиво.

На ваш сектор ходят только русские?

— Да, такое есть. Раньше у нас были заряды «Русские вперед» и имперские флаги, но мы от них отказались. Пусть политикой занимаются большие клубы, а когда мы станем большим клубом, то будет видно. У нас одна идеология — футбол. По отдельности каждый из нас может заниматься, чем захочет, но на стадионе у всех одна вера. 

***

— Среди вас есть те, кто раньше болел за «Кубань»?

— В нашем движении таких людей нет. Мы к «Кубани» относимся не очень хорошо, болеть за них — это неправильно.

— Ты поддерживаешь концепцию «один город — одна команда»?

— На самом деле они правы, один город — одна команда, только в нашем городе это будет «Краснодар». У клуба правильная политика, продвинутая академия, построили новый стадион, все выстроено очень грамотно и до мелочей. А «Кубань» — это проект, в который вливаются деньги из города, но толку от этого нет. Идет распил бюджета, и они не показывают такую игру, как «Краснодар».

Комментарий Дмитрия Войтенко:

«Николай, боюсь тебя огорчить – даже если нас обанкротят, то первым шагом от фан-сектора «Трибуна ЮГ» будет подача заявки в ЛФЛ с целью дальнейшего сохранении имени клуба и его истории. Мы, «Кубань» – одно целое! И в этом мы отличаемся от вас с ФК «Краснодар». Ты утверждаешь, что в вашем фан-движении нет тех людей, кто ранее поддерживал «Кубань». Однако, коллектив фанатов («Застава») организовал В-р, некоторое время заряжающим вашей трибуны был фэн М-ча, выезда за ваш клуб пробивал неординарный парень З-й. Все эти ребята ранее имели отношение к «Кубани». Ни разу не слышал, чтобы ты им высказал хоть какое-либо возражение. Думаю, дальнейшее перечисление бессмысленно».

— Вы как-нибудь общаетесь с фанатами «Кубани»?

— Периодически «дружим». Иногда они нас встречают после матчей, случаются стычки, но ни до чего серьезного это обычно не доводит. О правильных пацанах, которые болеют за «Кубань», не могу сказать ничего плохого; раздражают именно малолетки. Они считают себя суперфанатами «Кубани», бьют детей и отбирают у них шарфики. Это иногда происходит на наших глазах, об этом также пишут в интернете — что толпа малолеток подбегает к человеку с шарфом «Краснодара» (не обязательно школьнику, бывает, что и к взрослому), бьет его, забирает шарф и убегает. С нашей стороны нет никакой агрессии, только защитная реакция. Нам плевать, существует этот клуб или нет. По сути его нет.

Комментарий ДВ:

«Всегда считал тебя лицемерным человеком. Страшные истории про избиение детей, школьников, взрослых людей на улице уже порядком поднадоели. Все это – уголовное дело. Но я не слышал ни об одном заявлении в полиции на этот счет. И если это иногда происходит на ваших глазах – почему вы бездействуете? Про отсутствие агрессии с вашей стороны – полная ложь. На восточную трибуну стадиона «Кубань» ходит группа простых болельщиков (на футбольном сленге – кузьмичей) «Саммит». Однако вы не постеснялись атаковать их представителей, зная, что они не имеют отношения к фанатизму. Атакой это, конечно, тяжело назвать – выхватили пакет с баннером на темной улице, да быстренько убежали. Зато ты потом лично с довольным лицом сжигал этот баннер».

— Вам будет не хватать краснодарского дерби?

— Очень сложный вопрос, потому что дерби — это всегда весело. У нас есть «Краснодар-2», у них есть «Кубань-2», так что дерби еще обязательно состоится.

Комментарий ДВ:

«Ты затронул противостояние вторых коллективов в нашем городе («Кубань-2» и «Краснодар-2»). Вел речь о том, что дерби еще обязательно состоится. Очень жаль, но ваш фан-сектор 28 мая этого года остался совершенно пустым. Мы были даже слегка удивлены этим явлением. Правда начальник вашей службы покаялся в личной беседе, что именно он провел с вами беседы и приказал вам сидеть дома. Забавно».

— Какие дальнейшие планы у фанатов «Краснодара»?

В данный момент мы хотим вырасти в фан-сектор, у нас это начинает получаться, ведь вся молодежь в городе болеет за «Краснодар». Так что через пару лет нас будет гораздо больше.

Наша следующая цель — чтобы пел весь стадион.

Фото: vk.com/efultras; vk.com/krisspace88; vk.com/id1739085; РИА Новости/Виталий Тимкив

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий