Игрок НБА заработал полмиллиона, отказавшись бросать трехочковые

спорт

переходы Мо Харклесс НБА Портленд Юсуф Нуркич

Современная НБА построена на звездах. Сразу 13 игроков зафиксировали свою сезонную результативность на отметке 25 и более очков в среднем за игру, и это исторический рекорд. Сразу десять человек сподобились на 50-очковые выступления, и это тоже исторический рекорд. Защитники вроде Уэстбрука или Хардена не выпускают мяч из рук, обновляя рекорды НБА как по подборам, так и по потерям. Форварды вроде ЛеБрона или Янниса делают на паркете абсолютно все (ЛеБрон в 32 года обновил свои личные достижения по подборам и передачам; Грик Фрик лидирует в своей команде по всем пяти статистическим показателям и стал первым, кто попал по ним в топ-20 по всей лиге). Бигмены вроде Дрэймонда Грина или Эла Хорфорда становятся пойнт-центровыми, основными разыгрывающими в команде, руководя игрой как с периметра, так и из лоу-поста.

В таких условиях универсальности звезд и повышенного коэффициента их использования отдельную ценность приобретают так называемые «3-and-D»-баскетболисты, ролевые игроки, готовые работать без мяча, не мешаться под ногами у звезд и выполнять ровно две функции: бросать трехочковые, преимущественно из углов (3), и играть в защите, подчищая за звездами и освобождая их от черновой работы по опеке звезд соперника (D).

Достоинство этой роли не только в том, что такие игроки помогают звездам в обороне, являются целями для их передач и не забивают пространство под кольцом для их проходов, но и в том, что на самом деле 3&D-игроком может стать практически любой, вне зависимости от таланта. Игра в защите на стабильном уровне – тренируемое качество, а не врожденное; начать бросать трехочковые (просто бросать, не обязательно бросать, как Корвер или Клэй Томпсон, но и угроза броска после скидки растягивает оборону соперника) тоже можно научиться уже в НБА – спросите Тревора Аризу. Поэтому среди 3&D много выбранных низко, или во втором раунде, или вообще незадрафтованных, как великий и ужасный Брюс Боуэн.

Кто-то из 3&D-игроков лучше бросает, кто-то лучше защищается, а кому удается хорошо выполнять обе функции, получает жирные контракты – например, Кент Бэйзмор (70 млн на 4 года).

Мо

Морис Хосе «Мо» Харклесс, 23-летний уроженец Нью-Йорка, проводит свой пятый сезон в НБА. Высокий и подвижный форвард был задрафтован под 15-м номером «Филадельфией» в 2012 году, а уже в августе того года стал частью обмена Ховарда-Байнэма-Игудалы и оказался в «Орландо». После трех очень нестабильных лет в «Мэджик» его контракт скинули в «Портленд» – мол, теперь вы разбирайтесь с тем, сколько платить через год ограниченно свободному агенту, когда на рынке будут переплачивать всем.

В первый сезон Харклесса в новой команде он дебютировал в плей-офф, причем занял там место стартового форварда «Портленда» из-за травмы Майерса Ленарда и потери доверия к Ноа Вонле. «Портленд» выбил «Клипперс» в первом раунде, Мо увеличил свою результативность почти в два раза, «Блэйзерс» приобрели пару комбо-форвардов Амину-Харклесс и решили продлить второго, поверив в перспективность такой связки.

Мо получил контракт на 4 года и 42 млн, но 2 млн из этой суммы ему только предстояло заработать.

О бонусах в НБА

Практически все контракты в НБА являются гарантированными – сколько игроку прописано в договоре, столько он получит и столько будет учитываться под потолком зарплат клуба. Но часть зарплаты может приходить в виде бонусов.

Бонусы могут начисляться за:

  • участие в клубных мероприятиях;
  • физические кондиции игрока;
  • достижение определенных показателей в сезоне.

Первые два вида бонусов прописывают в контрактах новичков (дополнительные 20%), и они их всегда получают – это бонусы за участие в Летней лиге, тренировочном лагере и тому подобное. Изредка подобный бонус появляется и во «взрослых» контрактах – например, в контракте Бориса Диао прописано, что он может получить до 500 тысяч, если будет весить не более 115 кг к определенным датам. Такие бонусы всегда учитываются под потолком зарплат.

Третий вид бонусов – за игровые достижения – встречается чаще. Более 30 контрактов в НБА содержат разнообразные бонусы, которые премируют игроков за попадание на Матч звезд (например, Эван Фурнье и Омер Ашик), в сборную по защите (Бийомбо), выход в плей-офф (Инглз), количество побед команды (Миротич), получение награды MVP (Таддеус Янг) или лучшему запасному (Уилл Бартон), определенное количество игр (Джон Хенсон), передач (Лин), минут (Рондо).

Такие бонусы должны помещаться под потолок при подписании контракта, а затем становятся либо «вероятными», либо «маловероятными» – в зависимости от того, были ли показатели достигнуты в предыдущем сезоне. Вероятные бонусы учитываются под потолком, маловероятные – нет, при этом они не могут превышать 15% от контракта.

Мо’ Money

Польза Харклесса видна тогда, когда он попадает свои дальние броски. В один из сезонов в «Орландо» он бросал с 38%-ной точностью; увы, в другие три сезона до подписания нового соглашения с «Портлендом» эта цифра не превышала 28%. В контракте с «Блэйзерс» был прописан бонус – 500 тысяч за 35% попаданий трехочковых бросков к концу сезона.

Поскольку в прошлом сезоне Мо попал лишь 39 из 140 бросков, этот бонус считался «маловероятным».

Новый сезон Морис начал великолепно – место в старте, 7 побед в 11 играх, 41% трехочковых! Но чем дальше, тем хуже становились дела и у «Портленда», и у Мо. К марту процент упал до опасных 35,4%, а клуб рисковал не попасть в плей-офф. Даже когда «Портленд» ускорился (14 побед при 3 поражениях), Харклесс так и не нашел свой бросок – за этот отрезок из 17 игр он попал всего 7 раз из 24 (менее 30%). Процент за сезон за пять игр до конца составлял 34,6% — и подтянув его в игре с «Миннесотой» (3 из 5), Харклесс решил больше не рисковать. Теперь, чтобы заработать бонус, он имел право промазать лишь один дополнительный бросок в следующих четырех играх – это право он использовал уже в первой четверти первой игры. Следующие 107 минут Мо, стрелявший в среднем по сезону один раз в 11 минут, провел без трехочковых бросков. Он не чурался бросать с более коротких дистанций (и бросать хорошо, мимо шел лишь один бросок из трех), но факт остается фактом: из шести игр в этом году, в которых Харклесс ни разу не бросил из-за дуги, три приходятся на последние три матча сезона, когда Мо трепетно лелеял свои 35%.

Но кто будет винить игрока в обете безбросания, когда на кону – $500 000, которые могут улететь в трубу с одним неточным броском?

Примерно по той же схеме Рикки Рубио, которому полагается бонус в 175 тысяч за превышение никогда ранее не достигнутого порога в 40% с игры, вообще не вышел на последний матч своей команды, поскольку чуть было не уничтожил свои 40% двумя предыдущими играми (1 из 10 против ЛАЛ, 4 из 13 против ОКС). Новые 0-3, или 1-5, или 2-8, и прощай, бонус. А так – 40,2% в статистике, 175 тысяч на счете.

Как «Портленд» подготовился к такой ситуации

Как только сезон закончился и Мо получил свои полмиллиона, эта сумма сразу попала в платежку «Портленда». Платежку очень забитую – третью в НБА после «Кливленда» и «Клипперс». До порога налога на роскошь (113,3 млн) у клуба оставалось 510 тысяч, из которых 500 ушли на бонус. Осталось 10 тысяч – «Блэйзерс» едва уместились под налоговую черту.

С каждого доллара превышения налога «Портленд» платил бы 1,5 доллара налога на роскошь – не самая критичная сумма при небольшом превышении. Но при этом клубу бы не досталась его доля от распределения налоговых выплат от других команд («Кэвс» и ЛАК) – а это 507 тысяч. Как раз на бонус Харклессу хватает. Но самое опасное – попасть в число «налоговых рецидивистов». Если клуб платит налог три года подряд, то с четвертого года он начинает платить его по повышенной, драконовской ставке.

«Портленду», у которого на следующий год уже гарантировано 132 млн (и это точно выше налога), а на сезоны 18/19 и 19/20 – 122 и 119 при пока не подписанном Нуркиче, лишний раз залезать в налог не стоит.

Но в Нуркиче и спасение. Временное.

Трейд Пламли на Нуркича (и пик, не забываем про драфтпик) не только вдохнул в «Портленд» новую жизнь и дал команде дополнительный вариант нападения, но и помог с финансовой точки зрения. В этом сезоне – позволил удержаться от налога после выплаты Мо-бонуса, ведь Пламли зарабатывает 2,3 млн, а Нурк – только 1,9. В следующем – тоже поможет, потому что у Пламли заканчивается контракт и он запросит 15+ в год, а у боснийца есть еще один год по дешевому контракту новичка.

В НБА всегда нужно думать на ход вперед – как клубам, рассчитывающим свою платежную ведомость, так и игрокам, планирующим, сколько еще промахов они могут допустить, чтобы не упустить бонус за точность стрельбы.

Фото: Gettyimages.ru/Harry How; globallookpress.com/Joshua C. Cruey/MCT; REUTERS/Steve DykesUSA Today Sports

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий