«Чем больше футболист будет промахиваться, тем больше он будет забивать». Книга Кержакова

спорт

Александр Кержаков Андре Виллаш-Боаш Севилья Лучано Спаллетти Зенит примера Испания Сергей Шнуров Премьер-лига Россия Евгений Плющенко

Автобиография звезды «Зенита».

Антирекорды на Евро

На Евро-2012 Кержаков обновил два антирекорда турнира: по количеству неточных ударов подряд и по количеству неточных ударов в одном матче.

 – Наверное, было чересчур сильное желание забить гол, потому что это был первый и единственный крупный турнир, где я был основным нападающим сборной. Наверное, сверхжелание, которое меня переполняло, и не позволило мне быть хладнокровным в завершающей стадии атаки. Только этим могу объяснить то, что ни разу не попал даже в створ. К сожалению, когда желание перебивает здравый смысл, случаются такие ляпы. Доли секунды достаточно, чтобы не так ударить по мячу. Мяч совершает несколько лишних оборотов вокруг себя, и ты уже не можешь обработать его «подъемом» или «щекой» так, как задумал.

Поэтому к антирекорду отношусь спокойно. Я забил достаточно голов, в том числе за сборную, являюсь сейчас лучшим бомбардиром за всю ее историю. Без этих промахов не было бы и голов. В моей жизни промахов было в десятки раз больше, чем забитых мячей, поэтому ко всему отношусь философски. Чем больше футболист будет промахиваться, тем больше он будет забивать, потому что будет много бить по воротам, а без ударов голов не бывает.

Переход в «Севилью» (и возвращение в Россию)

 – Летом 2006-го узнал, что моим трансфером интересуется «Севилья». Мне очень хотелось попробовать себя в Ла Лиге. Первый разговор с президентом Сергеем Фурсенко закончился так: все понимали мое желание, но при этом меня никто не хотел отпускать. Я стоял на своем. Летом 2006-го «Зенит» подписал контракт с Текке, а осенью предложил мне продлить контракт. Я не согласился, мое желание было известно всем. В итоге в конце 2006-го клубы договорились о трансфере. Сумма в новом контракте с «Зенитом» была в два раза больше той, которую дала «Севилья».

В «Севилье» я выиграл Кубок УЕФА, Кубок Испании, Суперкубок Испании. Потом Рамоса позвали в «Тоттенхэм». Он хотел забрать меня с собой, но клубы не сошлись в цене. После него «Севилью» возглавил Маноло Хименес. Придя в команду, он сказал мне, что у него есть два нападающих – Кануте и Фабиано. Это давило. При Хименесе не удалось забить ни одного гола.

Я не попал на Евро и решил сменить команду. Звал «ПСЖ», который тогда был внизу таблицы чемпионата Франции. Второе предложение было от «Фулхэма». В этот же момент на сборы приехало «Динамо»: главный тренер Кобелев и гендиректор Иванов. Склонился к этому варианту, потому что это Россия, Москва, ближе к дому. Также предложили хорошие финансовые условия.

Конфликт со Спаллетти

 – В последний день трансферного окна сезона-2012/13 «Зенит» купил Халка и Витцеля. Наверное, после этого что-то надломилось в команде. Игра против «Крыльев» на выезде, после первого тайма мы проигрываем. Спаллетти меня заменил со словами «ты следующий». В Петербурге он вызвал меня и сказал, что отстраняет от тренировок и отправляет в дубль с формулировкой, что я не так на него смотрю. В моем взгляде Спаллетти прочитал, что я выступаю за его отставку. Таким образом он показал: мол, я здесь главный, поэтому уходишь ты. Есть свидетели, Игорь Симутенков его переводил.

Подчеркивалось, что я поддерживаю демарш Денисова, которого не было. Знаю ситуацию изнутри, Игорь как честный человек высказал свою позицию. Никогда он не просил никаких денег, не ставил каких-то серьезных условий. Просто в тот момент Денисов объяснился с главным тренером, тот его, казалось, понял, но в итоге нас отправили в дубль.

Через неделю меня вернули в основу. Спаллетти вызвал меня и стал говорить, что не понимает, что происходит с командой. Еще он жаловался, что ему купили таких дорогих футболистов, а он на самом деле просил других. Я посмотрел на него с недоумением, было видно, насколько он раздерган. Потом его сменил Боаш.

Конфликт с АВБ

Кержаков рассказывает, что до сих пор не понимает, почему Андре Виллаш-Боаш отправил его в резерв. Вроде как португалец постоянно нарушал обещание ставить его на игры, а потом обиделся, когда Кержаков рассказал об этом в инстаграме.

 – О Боаше я писать не хочу… Конфликты, которые он приписывает мне, развивал он сам, вот и все. В истории с Боашем нет ничего нового: где бы он ни тренировал, везде были конфликты с футболистами. Я сомневаюсь, что только они тому виной. Возраст тренера говорит сам за себя. Видимо, у этого человека была личная неприязнь ко мне. Больше объяснить это ничем не могу.

Мошенники из Воронежа

В начале 2010-х Кержаков потерял большие деньги, доверив их людям, с которыми, по его словам, познакомил Иван Саенко. Александр рассказывает, что все произошло вскоре после развода, он наслаждался холостой жизнью и легкомысленно ко всему относился. Он говорит, что вина мошенников доказана, но вернуть инвестированные деньги не получилось.

 – В начале 2011 года я поехал в отпуск в Дубай, где встретил давнего, как мне казалось, друга – Ивана Саенко. Мы были знакомы около 8 лет, особенно близки мы стали, когда я играл за «Динамо» и жил в Москве. Мы часто встречались семьями, делились какими-то жизненными ситуациями, проблемами – он был отзывчив ко мне, я отвечал тем же. Он познакомил меня с товарищами. Один из них, Руслан Лесных, произвел впечатление правильного и знающего человека. Позже я узнал, что это были профессиональные мошенники, что потом подтвердил и суд.

Петржела и азартные игры

 – В 2003-м мы с командой жили в Москве, в гостинице «Орленок», там внизу было игорное заведение. Очень часто футболисты играли за одним столом с главным тренером. Особенно любил это дело Быстров. На рулетке он у Петржелы все выигрывал. Мы сидели рядом и радовались за Володю. Петржела распсиховался и закричал капитану команды Радимову: «Владик, убери всех отсюда! Вы должны уже все спать! Отбой давно был!». Было 11 вечера, мы шли спать. Но когда у Петржелы шла игра, могли сидеть и до 12.

Первый брак

Первая жена Кержакова Мария с дочерью Дашей

 – Мы познакомились осенью 2003 года, мне был 21 год. Она была моложе на пару лет, наши отношения протекали в молодежно-студенческом формате. Судьба решила многое – в январе 2005 года Маша забеременела, в феврале мы поженились. У нас родилась дочка Даша, ей сейчас уже 11 лет.

Наша семья просуществовала около пяти лет – в 2010 году мы решили расстаться. Несчастливые люди, родители не могли привнести в жизнь ребенка ничего хорошего, не будучи сами счастливыми людьми. Мы расстались в хороших отношениях. Просто поняли, что груз обид, недопониманий и расхождений во взглядах на жизнь преодолеть не можем.

Встреча со второй женой

Екатерина Сафронова, вторая жена Кержакова

 – Я познакомился с ней в ночном клубе. Екатерина сказала, что замужем. На вопрос, почему она тогда вообще ходит в клуб, ответила: «Муж в другом городе и вообще у нас плохие отношения, я собираюсь разводиться. Еще у меня дочка». Я говорю: «Дочка с кем сейчас?». Она: «С бабушкой». Это был первый звонок: ну как можно знакомиться с девушкой для серьезных, как впоследствии оказалось, отношений в ночном клубе. Меня это не остановило.

Кокаин

 – В доме, где я тогда жил, я собрал на день рождения компанию приятелей. Мы веселились, выпивали, она была среди них. В какой-то момент она позвала меня, указав на рассыпанный белый порошок и спросила: «Будешь?». Я никогда не пробовал наркотики. Четко понимал, что одно неверное движение – и с карьерой можно будет попрощаться раз и навсегда. Я стряхнул все содержимое на пол и поставил ультиматум: увижу подобное еще раз, отношения закончатся в ту же секунду.

Конфликты с родными

Кержаков рассказывает, что отношения с Сафроновой ему наскучили, он уехал на сбор, где начал постоянно о ней думать. Вернувшись в Петербург, он снова с ней сошелся.

 – Никто из моих близких тогда не оценил моего решения, но мне было совершенно все равно – я разрывал отношения со всеми, кто осмеливался сказать мне слово против нее. Ради этого человека я прекратил всяческие отношения с собственными родителями, просто потому что они были против этого союза, и она поставила ультиматум – либо они, либо она.

О беременности Сафроновой

 – Случались крупные ссоры, но я как одержимый не мог долго находиться на расстоянии от нее. Я стал задумываться о ребенке. Она заявила, что по неким медицинским обстоятельствам детей больше иметь не может. Конечно, в это я верить не хотел. В итоге она забеременела достаточно скоро, я расценил это как Божий промысел, что теперь-то она наверняка изменится и мы заживем полноценной семьей.

Екатерина теперь делала абсолютно все, что было ей угодно, – в том числе понукала меня тем, что мы не регистрируем наши отношения. А я не мог этого сделать хотя бы потому, что прекрасно понимал, каким бы это стало ударом для моих родителей. Хотя даже о том, что у меня родился сын, они узнали из газет.

У Кати начались конфликты с дочерью. Даша звонила, плакала, что Катя оскорбляет ее и ее маму, угрожает тем, что когда родится мой сын, ее брат, – в этом доме ей больше не будут рады. Не знаю, насколько нужно было быть отчужденным, но я не верил тогда даже своей дочери. Намного охотнее верил Сафроновой, что 7-летняя девочка может так нагло лгать. Мне и перед дочкой до сих пор невероятно стыдно за свое поведение.

После того, как Катя родила, она начала манипулировать ребенком – требовала узаконивания отношений, при этом продолжала отказываться идти на контакт с моими родными и теми друзьями, с кем я общался на протяжении многих лет до встречи с ней.

О лечении Сафроновой

Кержаков рассказывает, что поставил жене условия: либо клиника, либо расставание. Их сыну тогда было 6 месяцев.

 – Пробыв какое-то время в клинике, она стала плакаться и проситься домой увидеть сына. Я решил дать шанс. Спустя трое суток амбулаторного лечения ее анализы вновь оказались положительными – медики подытожили, что так быстро не срывался еще никто. Я вновь и вновь возвращал ее в больницу. В то же время я подал документы в суд на проживание ребенка со мной – мне казалось, что это должно стать самой сильной мотивацией к выздоровлению. Она спокойно их подписала, говоря, что так будет правильно для всех.

Спустя некоторое время она выписалась из клиники и переехала жить к бабушке. Не звонила, не писала, о сыне не вспоминала. Мне стало ясно, что бороться со своим недугом она не собирается.

О суевериях и религии

 – Разбирая ее вещи, которые остались в доме, я нашел заговоренную воду, и записки, распиханные чуть ли не в каждом укромном углу дома – заговоры на любовь, восхищение, поклонение и все в этом духе. Мне стало просто страшно за себя – пошел к батюшке, причастился, исповедовался, стало легче намного. Я верующий человек и не склонен верить в подобные происки, но иначе как колдовским наваждением эти два года жизни назвать не могу.

Возвращение Сафроновой

 – Как гром среди ясного неба – заявления Екатерины в СМИ о том, что я обвинил ее в наркомании и отобрал ребенка. На целый год все закрутилось по новой – теперь мне нужно было доказывать, что я не виноват, а благодаря ее горьким слезам на федеральных каналах сделать это было крайне сложно, ведь наш добросердечный народ всегда жалеет тех, кто находится в трудном положении. Тем более если это несчастная девушка, у которой всемогущий футболист отобрал ребенка, чтобы не платить алименты.

Ее позиция была следующая – она вообще отрицала, что когда-либо что-то употребляла. Нам приходилось общаться через адвокатов.

Единственным положительным моментом стало мое сближение с родителями. Я лежал у матери в ногах, понимая и признавая, как она была права и что я наделал со своей жизнью.

Знакомство с третьей женой

Милана Кержакова, дочь сенатора Совета Федерации в Санкт-Петербурге Вадима Тюльпанова. Сейчас Тюльпанов – председатель Комиссии Совета Федерации по вопросам подготовки к ЧМ-2018

 – Летом 2014-го, когда протекали судебные баталии, в одном из глянцевых питерских журналов я нашел фотографию симпатичной девушки, она рассказывала о своем образовании, что-то в этом духе. Вспомнил, что видел ее несколько лет назад в самолете, когда возвращался из поездки в Дубай.

Мой товарищ подбивал меня на эту встречу, говоря, что мне нужно развеяться от гнетущих мыслей, пообщаться с кем-то, отвлечься. Практически год я был один и, можно сказать, законсервировался в подобном состоянии. Я узнал номер Миланы, написал ей, мы стали переписываться. Мне был интересен ее взгляд на мир, он кардинально отличался от того, что я встречал в окружении прочих женщин.

В наших отношениях я уже точно никуда не спешил. 4 месяца она была мне товарищем и другом, человеком, умеющим и готовым слушать.

Благотворительность

У Александра и Миланы есть благотворительный фонд «Звезды детям». Кержаков рассказывает, что они решили организовать его после того, как съездили в родной город Александра Кингисепп на день рождения местного детского дома.

 – За время нашего существования мы сделали больше, чем я мог представить изначально. В моем родном городе Кингисеппе у детей есть все, в чем они нуждались: площадка, реабилитационные препараты, культурно-досуговые мероприятия. Сегодня мы занимаемся детьми с синдромом Дауна, детьми с ДЦП, помогаем Санкт-Петербургскому детскому хоспису, курируем все детские соцучреждения Кингисеппа. Я убежден, что необходимо двигаться дальше.

Книга «Лучший» – вторая для Кержакова. Свою первую автобиографию – «До 16 и старше» – он написал в 20 лет.

Фото: РИА Новости/Анатолий Медведь (1,8); Gettyimages.ru/Bagu Blanco; РИА Новости/Алексей Даничев; vk.com/Maria Kerzhakova; РИА Новости/Александр Вильф; instagram.com/milana_kerzhakova (6,7)

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий