Теракт в Мюнхене: главный олимпийский кошмар

спорт

сборная Израиля политика

Алексей Авдохин – о большой трагедии, которая потрясла мир 45 лет назад.

Летняя Олимпиада-1972 в Мюнхене оказалась трагической. Террористы захватили спортсменов прямо в олимпийской деревне. Никто из 11 израильских заложников не выжил.

«Игры счастья и радости»

Шла вторая неделя мюнхенской Олимпиады. Вторая мировая закончилась почти 30 лет назад, но Германия настойчиво старалась избавиться от нацистского прошлого. «Игры счастья и радости» – под таким лозунгом новая Германия демонстрировала миру облик открытой и дружелюбной страны.

Приезд в Мюнхен команды из Израиля, в чьем составе были бывшие узники фашистских концлагерей, лишний раз подчеркивал переход от милитаристского прошлого к беззаботной и счастливой жизни.

Небольшая израильская делегация на Играх состояла из трех десятков человек – 15 спортсменов и 15 официальных лиц, среди которых были тренеры, судьи, спортивные чиновники. В новенькой олимпийской деревне им выделили первый этаж небольшого корпуса под номером 31 на восточной окраине неподалеку от центральных ворот.

Еще перед Олимпиадой израильтяне беспокоились за свою безопасность. Главу делегации Шмуэля Лалкина смущало место размещения, его излишняя уязвимость, тревожили отсутствие вооруженной охраны и пропускного режима в олимпийской деревне.

Организаторы от претензий отмахивались – они противоречили объявленной немцами философии «Счастливых игр». В них роль полиции, вооруженной одними рациями, сводилась к борьбе против билетных спекулянтов и пьяных.

«Черный сентябрь»

Террористическая организация «Черный сентябрь», созданная в начале 70-х радикальными палестинскими арабами, не была многочисленной; ее идейный вдохновитель Али Хасан Саламе – ближайший соратник будущего палестинского лидера Ясира Арафата.

Название «Черный сентябрь» группировка взяла после сентябрьского вооруженного конфликта в Иордании, где проживали многочисленные палестинские беженцы, изгнанные Израилем. В той войне по разным подсчетам погибло около 10 тысяч палестинцев, а еще 150 тысячам пришлось бежать в соседний Ливан.

В Германию боевики «Черного сентября» прибыли до начала Олимпиады двумя группами по фальшивым документам через Италию и Болгарию. Все оружие и боеприпасы (8 автоматов Калашникова, 30 магазинов к ним с полным боекомплектом, несколько пистолетов ТТ и 24 ручные гранаты) доставлялись в Мюнхен через дипломатическую почту ливийского посольства.

Спустя несколько десятилетий, когда документы об операции были рассекречены, выяснится, что за три недели до Игр немецкие власти получили от осведомителя из Ливана информацию о планах террористов во время Олимпиады, но легкомысленно проигнорировали ее.

Суперсерия СССР – Канада

В ночь с 4 на 5 сентября восемь террористов в адидасовских спортивных костюмах с баулами, доверху забитыми оружием, стояли у 2-метрового сетчатого забора олимпийской деревни. Многие спортсмены позже рассказывали, что обычным входом в деревню пользовались редко – перемахнуть через невысокое ограждение в нужном месте было гораздо проще.

Той ночью у забора террористам повстречались канадские ватерполисты, допоздна засидевшиеся в медиацентре за просмотром хоккейной суперсерии СССР – Канада. Канадцы возвращались в деревню в приподнятом настроении (4-1, победа «кленовых»). Они с боевиками помогли друг другу перебраться через ограду и разошлись в разные стороны – на часах было примерно 4:20 утра по местному времени.

«Они пришли вместе с нами. Мы подумали, что это другие спортсмены. Спустя пять или десять минут мы слышали звук выстрелов, но думали, что кто-то выиграл медаль и запускает фейерверки», – вспоминал игрок сборной Канады по водному поло Роберт Томпсон.

Только утром им расскажут о захвате заложников в корпусе напротив.

Захват

Израильские спортсмены спали. Накануне у них был насыщенный вечер – олимпийцы сходили на мюзикл «Скрипач на крыше», поужинали с известным израильским актером, прогулялись по ночному Мюнхену.

Всего израильская делегация занимала пять комнат на первом этаже корпуса №31. Правда, не все жили там. Барьеристка Эстер Шахамаров и пловчиха Шломит Нир разместились в другой части олимпийской деревни, а три яхтсмена поселились в городке Киль, где проходили парусные гонки.

Террористы отлично ориентировались в олимпийской деревне – они потратили несколько недель на наблюдение и изучение обстановки, а двое из них, якобы даже были устроены там разнорабочими. Быстро преодолев 70 метров от забора до корпуса, в котором жили израильтяне, они своими ключами (один из захватчиков накануне убирался в корпусе и имел доступ к ключам) открыли комнату №1, в которой жили израильские тренеры и судьи.

От шороха в замочной скважине проснулся арбитр по борьбе Йосеф Гутфройнд и тут же бросился к открывающейся двери. Своим немалым весом он какое-то время сдерживал вооруженных людей в балаклавах на пороге – одному из его соседей по комнате тренеру тяжелоатлетов Тувье Соколовскому этого хватило, чтобы спастись через разбитое окно. Шести оставшимся жителям первой комнаты было суждено оказаться в заложниках и погибнуть.

«Я проснулся от криков Гутфройнда, вскочил с кровати и через полуоткрытую дверь, которую он отчаянно пытался удержать, увидел людей с черными масками на лицах и с оружием. В этот момент я понял, что должен бежать. Я разбил стекло, выпрыгнул через окно и побежал в сторону соседнего здания. Террористы стреляли мне вслед так, что я мог слышать звуки пролетавших пуль», – рассказывал Соколовский сразу после счастливого освобождения.

Захватчики потребовали от шестерых заложников показать им остальные комнаты, в которых спали израильтяне. Тренер по борьбе Моше Вайнберг, уже раненный в щеку во время схватки с одним из террористов, повел их мимо комнаты №2 (там жили стрелки, фехтовальщики и легкоатлеты) в комнату №3 к шести борцам и тяжелоатлетам – видимо, в расчете на их силу и отпор, но и они, застигнутые во сне, сопротивления не оказали. Так число заложников выросло до двенадцати – остальным израильтянам удалось незаметно покинуть захваченное здание.

Моше Вайнберг и Йосеф Романо

Первыми жертвами стали Вайнберг и тяжелоатлет Йосеф Романо. На обратном пути в первую комнату они напали на боевиков и спасли еще одного заложника – борец-легковес Гади Цобари, воспользовавшись замешательством, убежал через подземную парковку. Однако Вайнберг был застрелен на месте, его тело террористы выбросили в окно. А тяжело раненого Романо завели в комнату и подвергли истязательствам, оставив труп до конца в назидание остальным заложникам.

Свои требования террористы изложили на печатном бумажном листке, выброшенном из окна – освобождение и перемещение в Египет двух с лишним сотен палестинцев из тюрем Израиля и Западной Европы.

Ответ Израиля был молниеносным – с террористами переговоров не будет.

Израильские власти предложили немецким провести операцию по освобождению силами собственного спецназа, подготовленного специально для таких ситуаций. Отряд уже был готов к вылету, но последовал отказ – иностранные военные не получили права действовать на территории Германии.

Олимпиада не останавливалась

До 16 часов 5 сентября на Играх продолжались спортивные соревнования – только после смерти двух заложников организаторы взяли паузу. В олимпийской деревне весь день кипела жизнь – спортсмены следили за захваченным зданием со своих балконов, журналисты снимали репортажи, вокруг крутились официальные лица и переговорщики.

«Нам пришлось молчать про жуткий захват террористами заложников. Все страны передавали тогда репортажи в прямом эфире. А мы приезжали на место трагедии и делали вид, что тоже передаем, «снимали» выключенной камерой. Мы с нашим корреспондентом Толей Малявиным тайно пошли в деревню, где это все происходило. Было страшно, когда террористы выглядывали из окон, просто ужасно Безумно. Я мечтала поскорее уехать домой», – рассказывала спортивный комментатор Нина Еремина.

«Сборная СССР жила в соседнем корпусе. Мы видели террористов, когда они шастали в масках по лоджиям», – вспоминал в интервью Sports.ru врач Савелий Мышалов.

Боевики действительно часто появлялись на балконе, осматривая прилегающую территорию. В середине дня они под дулом автоматов вывели к окну двух заложников – тренеров Андре Шпицера и Кеат Шора для демонстрации того, что те еще живы.

Полиции по-прежнему было немного – небольшая вооруженная группа немецких пограничников оцепила тревожную зону олимпийского деревни в ожидании дальнейших указаний, но никакого плана освобождения в немецком кризисном штабе не существовало.

Новые требования

К вечеру террористы объявили новые условия – самолет с экипажем до Каира. Чтобы добраться до аэропорта они потребовали в олимпийскую деревню два вертолета, до которых от захваченного здания их должны были доставить на автобусах.

«Из окна девятого этажа мы хорошо видели, как приехали два автобуса. Из первого вышли четыре спортсмена с завязанными глазами и скрещенными руками, и их посадили в первый вертолет. Затем еще пять заложников сошли со второго автобуса и поднялись на второй вертолет. Это была последняя картина, которую мы видели», – израильской пловчихе Шломит Нир тогда не было и двадцати, но забыть страшные события более чем 40-летней давности ей не удается до сих пор.

На военном аэродроме Фюрстенфельдбрук террористов ожидал Боинг-707, внутри которого должны были находиться переодетые в членов экипажа полицейские. По плану они должны были ликвидировать двух боевиков, которые поднимутся осмотреть борт, а нейтрализация остальных отводилась снайперам. Кризисным штабом руководили министр внутренних дел Баварии Бруно Мерк, министр внутренних дел Западной Германии Ганс-Дитрих Геншер и шеф полиции Мюнхена Манфред Шрайбер.

Провал

Но операция провалилась из-за бездарной организации и цепочки халатных и некомпетентных действий:

– полицейские, переодетые в летчиков, в последний момент испугались террористов и, отказавшись от участия в операции, самовольно покинули самолет

– предполагалось, что террористов четверо или пятеро – оценка базировалась на наблюдениях

– пятеро снайперов (на самом деле обычные полицейские, посещавшие по выходным тир) были вооружены винтовками с обычным оптическим прицелом, которые в условиях плохой видимости были неэффективны

– бронетранспортеры опоздали на операцию из-за пробки по дороге в аэропорт

– между снайперами и руководителями операции отсутствовала связь

– летное поле не было освещено

– стрельба по террористам началась преждевременно и неорганизованно

После первого выстрела в возвращавшихся из пустого самолета террористов началась хаотичная перестрелка и взрывы гранат, в результате которой погибли все девять заложников, сидевших связанными в вертолетах, и один полицейский.

Из восьми террористов пятеро были уничтожены в аэропорту, трое взяты живыми.

Возмездие

Тела пяти убитых террористов Германия отправила в Ливию по настойчивому требованию Муамара Каддафи – там их хоронила 30-тысячная толпа с геройскими почестями. Троих оставшихся в живых немцы отказались выдать Израилю, обещая судить по местным законам, но через пару месяцев освободили, выполняя требования угонщиков рейса Бейрут – Анкара немецкой авиакомпании Lufthansa. Все трое были восторженно встречены в той же Ливии.

Премьер-министр Израиля Голда Меир поручила Моссаду (израильскому ведомству спецзадач) разработать секретную операцию под названием «Гнев Божий» по уничтожению всех причастных к организации теракта на мюнхенской Олимпиаде.

Двадцать лет непрерывной охоты на членов «Черного сентября», в результате которой было уничтожено 13 боевиков в разных точках мира – Риме, Париже, Афинах, Лиллехаммере.

Джамаль аль-Гаши – единственный из трех освобожденных террористов, которому удалось избежать возмездия. Сейчас ему 64 года, и он скрывается от продолжающегося преследования Израиля в одной из североафриканских стран.

«Я горжусь тем, что я сделал в Мюнхене, потому что это очень помогло палестинскому делу. До Мюнхена мир не знал о нашей борьбе, но в тот день слово «Палестина» прозвучало во всем мире», – говорил аль-Гаши на пресс-конференции в Ливии после торжественного возвращения.

Траур

На следующий день после трагедии на Олимпийском стадионе Мюнхена прошла траурная церемония с участием 3 тысяч атлетов и 80 тысяч зрителей. От участия в ней отказались только десять арабских стран и СССР.

«Там были все делегации, кроме советской. Наша страна не признавала Израиль, но наши борцы и штангисты возмущались, что их не пустили на стадион, ведь многие погибшие были выходцами из Советского Союза», – признавался врач Савелий Мышалов.

Погибшие в Мюнхене израильские спортсмены:

Моше Вайнберг, 32 года. Тренер по борьбе.
Йосеф Романо, 32 года. Тяжелоатлет, родился в Ливии, участник Шестидневной войны 1967 года.
Зеев Фридман, 28 лет. Тяжелоатлет, родился в Польше.
Давид Бергер, 28 лет. Тяжелоатлет, родился и вырос в США.
Яаков Шпрингер, 51 год. Судья по тяжелой атлетике, родился в Польше.
Элиэзер Халфин, 24 года. Борец, родился в СССР, в Риге. В Израиль эмигрировал в 1969-м году.
Йосеф Гутфройнд, 40 лет. Судья по классической борьбе, родился в Румынии.
Кехат Шор, 53 года. Тренер по стрельбе, родился в Румынии.
Марк Славин, 18 лет. Борец, родился в Минске, В Израиль эмигрировал за 4 месяца до Игр в Мюнхене.
Андре Шпицер, 27 лет. Тренер по фехтованию, родился в Румынии.
Амицур Шапира, 40 лет. Тренер по легкой атлетике.

Фото: globallookpress.com/Stanislaw Dabrowiecki/PAP, Sven Simon/imago; a href=»http://margaridasantoslopes.fil»>margaridasantoslopes.fil; globallookpress.com/Keystone Pictures USA, picture-alliance/dpa (5,6,9-13,15-17,21); Gettyimages.ru/Keystone/Hulton Archive (7,8); globallookpress.com/imago/Sven Simon, imago/Werek; a href=»http://gettyimages.ru»>Gettyimages.ru/Central Press, Keystone

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий