«После смерти жены и дочери я продолжал там жить». Через что прошел Константин Зырянов

спорт

Константин Зырянов Амкар Зенит Гус Хиддинк РФПЛ Дик Адвокат сборная России Премьер-лига Россия Торпедо

Вадим Кораблев – о том, как в двадцать пережить смерть самых близких, а в сорок подписать новый контракт. 

Только одно слово может описать, что происходило с Зыряновым в начале нулевых. Трагедия. Константин не так давно перешагнул порог 20 лет, переехал из Перми в «Торпедо» и тут началось страшное. Врагу не пожелаешь.

В 2001-м в автокатастрофе погибает отец футболиста. Еще через несколько месяцев неизвестный наносит серию ножевых ранений его брату. Шансов выжить не было вовсе. Константин тяжело перенес потерю близких, но главное испытание было еще впереди.

Алкоголь плавно стирал любые границы для его жены Ольги. Летом 2002-го запив изрядную долю таблеток чем-то крепким, она с четырехлетней дочкой Ирой на руках сделала шаг из окна. По другой версии, девушка сначала выбросила ребенка, а затем прыгнула вниз. 

Это случилось ночью. После полуночи у дома Зыряновых на улице Усачева нервно сигналила машина Скорой помощи. Во дворе стояли полицейские. Тяжелораненых мать и дочь отвезли в больницу. Девочка скончалась по пути в машине. У Ольги обнаружили сильные травмы головы и живота, она пришла в себя, но ненадолго. Еще месяц ее жизнь поддерживал аппарат искусственного дыхания. До того как Константин, обсудив положение с врачами, принял решение о его отключении. 

В тот страшный момент Зырянов был на базе «Торпедо» и готовился к игре с «Локомотивом». Матч должен был стать еще и праздником открытия стадиона в Черкизове. Конечно, Константин участие в нем не принял. Его партнеры вышли на поле с траурными повязками.

Мало кто бы смог пережить такое и вернуться к нормальной жизни. Но у Зырянова получилось. Он  переборол себя и справился с нахлынувшей депрессией. Тот период по понятным причинам футболист не вспоминает в интервью. Единственный раз он затронул эту тему, когда рассказал, почему до сих пор не продаст ту самую московскую квартиру: «После смерти жены и дочери я продолжал там жить. Нет ничего мрачного в том, что я ее сохранил, это вопрос уважения».

Тогда на выручку Константину пришел футбол. Окружение Зырянова не сомневается – его спас мяч. Возможно, именно поэтому он никак не может остановиться: бросить того, кто в очень сложный момент пришел к нему на помощь. 

***

Зырянов вырос в Крохалевке – неблагополучном микрорайоне Перми (и сейчас любой городской путеводитель настрого запретит туда соваться без дела). Вокруг одни заводы. Отец трудился на том, что изготавливает велосипеды. Когда денег для рабочих не было – двухколесными и платили.  Поэтому Костя испытал ни одну «Каму».  

Оставаться в стороне от такой среды почти невозможно. Особенно ребенку. Были и плохие компании, и драки. «За дом уже нельзя было зайти, потому что тут же спрашивали «ты откуда, кого знаешь»? Отбирали велосипеды, самокаты, так что катались только перед подъездами», — вспоминал Зырянов.

Из Крохалевки было три выхода: завод, тюрьма или спорт. Костя с детства играл в хоккей и футбол. Сделал выбор в пользу последнего и попал в СДЮШОР «Звезда». Часто играть было не в чем, практически не было бутс. Если везло – обувь перепадала от профессиональной команды. Молодежь ее ремонтировала и гоняла как в своей. Тренироваться приходилось на гаревом покрытии.

Спустя время Костя оказался в «Амкаре». Правда, в футбольную карьеру не верил. Тренер Сергей Обороин и начальник команды Юрий Гребенюк истратили немало нервов, чтобы уговорить Зырянова не бросать игру. «Мне было 16–17 лет, я не видел перспектив в футболе у себя, тем более – перспектив у пермского футбола. Но они мне эти перспективы показали – и оказались правы», — рассказывал Константин.

Все началось с третьей лиги, где «Амкар» постепенно пробивал себе путь в элитный дивизион. Юный Зырянов тогда вдоволь насмотрелся на российскую провинцию 90-х. Отельные выезды он вряд ли когда-то забудет. В Стерлитамаке (втором по численности населения городе Башкирии) полузащитник ошпарил ногу кипятком прямо перед матчем, отбегал два тайма, а затем терпел адскую боль в 12-часовом рейде домой. А в Новотроицке (на границе с Казахстаном) заворачивался спать в мокрую простыню — иначе терпеть 40-градусную жару в гостинице без душа и с одним туалетом, было невыносимо.

Но удивить разрухой и неважными условиями парня из Крохалевки было тяжело. Зырянов стал получать удовольствие от тренировок, ему даже нравились долгие поездки на командном автобусе. В дороге тогда читали книги. Особо везучие слушали музыку на дисковых плеерах, которые только стали появляться.

12 сентября 1998 года вся Пермь сходила с ума. К их местной команде, рубившейся уже во второй лиге, приехал «Спартак». Шанс увидеть такой матч мог подарить только Кубок России, поэтому 25-тысячный стадион впервые в своей истории заполнился до отказа.

За шесть минут до конца игры «Амкар» забил и отстоял заветные 1:0. Зырянов провел на поле все 90 минут. «Не будем лукавить: мы не верили, что можем обыграть «Спартак». Сначала стратегия была: главное – крупно не проиграть. Такие были мысли, но коленки не тряслись», — делился футболист.

1998-й пермская команда в принципе вспоминает с наслаждением. В лиге пермяки набрали 95 очков и забили 100 мячей. Заняли первое место и получили право на повышение в Первый дивизион.

За клуб родного города Зырянов играл до 2000 года, пока его не приметило сначала московское «Торпедо». А затем «Зенит» и сборная России. 

***

Таких как Зырянов нельзя не уважать. Ролики с его хайлайтами вряд ли буду пересматривать, футболки с фамилией покупать через несколько лет, а нынешние младшеклассники, скорее, захотят узнать об Аршавине или Карпине. Но среди тех, кого будут приводить в пример совсем еще юным футболистам их первые тренеры, – совершенно точно есть фамилия Константина.

«Торпедо», «Зенит» и сборная ясно показали: Зырянов – очень хороший российский футболист и, безусловно, достойный человек.  Хотя детство и юность упрямо вели к тому, чтобы газеты писали об «очередной выходке плохого парня из Перми», Константин стал тем, кого реально полюбили. Причем, все: болельщики, одноклубники, тренеры.

«Зырянов просто идеальный атлет. Он может сегодня выдерживать самую большую нагрузку, а завтра уже восстановиться. Причем это распространяется даже на происходящее внутри игры. После, например, интенсивного рывка нормальному футболисту требуется порядка 45 секунд, чтобы восстановиться. Зырянов восстанавливается за 30. Даже больше скажу: ни в Корее, ни в Австралии таких игроков у меня не было. Да и вообще не помню такого в своей практике», — говорил после Евро-2008 Гус Хиддинк.

«Конечно, уровень Зидана – космический. Но по типу футболиста Зырянов действительно похож на великого француза», — заключал Дик Адвокат. Кстати, именно к этому голландцу Константин питает особую любовь. Если вбить в гугле их фамилии вместе можно проследить, как в различных интервью полузащитник настаивал: Адвокат – классный тренер, я ему доверяю и всем советую. А еще убеждал, что бронза на Евро – это  в том числе и медаль «маленького генерала».

В коллекции Зырянова немало медалей самого разного значения, но самая важная — трое детей, которых ему родила жена Наталья. Они оформили свои отношения в 2010 году. О любви к своей семье он говорит постоянно, по-разному оформляя одну фразу: «Петербург – навсегда мой дом. Здесь я обрел настоящее счастье – моих детей». Трепет, с которым Константин касается этой темы, предельно ясен: он больше никогда не позволит горю даже на метр подойти к своим близким.

*** 

12 июля можно было прочитать грандиозное: «Зенит» еще на год продлил контракт с Зыряновым, который продолжит выступать за фарм-клуб. В октябре, на минутку, полузащитнику исполнится 40.

С 2014-го Константин переживает дежавю, катаясь с 20-летними парнями из «Зенита-2» по российской провинции в ФНЛ. Кто не в курсе – Зырянов до сих пор выжигает центр поля, играя по 90 минут. За три года он провел 85 матчей и забил 10 голов. В команде, конечно, рады чувствовать такого партнера рядом. 

Главный тренер «Зенита-2» Владислав Радимов особенно. Если бы не Зырянов, команда, которой часто не хватает игроков, а вратарям приходится заменять полевых, могла бы и попрощаться с ФНЛ. Константин выходил на матчи с температурой и призывал не отчаиваться.  

«Костя, конечно, знает, что я сильно переживаю за результат, потому что мы в зоне вылета. Зырянов ко мне подошёл, сказал: «Не переживай — мы вылезем». Ну вот видите, не падаем», — рассказывал Радимов в конце прошлого сезона. Команда завершила его на 13-м месте.  

При всем своем опыте и титулах, о которых его нынешние партнеры могут пока только мечтать, Зырянов предельно скромен и тактичен. Ни о каком «ты вообще понимаешь, с кем сейчас разговаривашь?» речи и быть не может. Более того, даже элементарно влезть с подсказом Константин не спешит: «Если только ребята сами что-то просят показать, рассказать. Тогда да, вспоминаю, привожу примеры из своей карьеры. Но специально наставничеством не занимаюсь».

Новый контракт Зырянова рассчитан на один год. Что будет дальше – знает только он сам. О возможной тренерской карьере  футболист всегда говорил размыто – пока не решил, но было бы интересно. Образец для него – «Атлетико» Симеоне в лучшие годы. Сейчас Зырянов продолжает параллельно учиться на тренерскую категорию А (последняя перед получением высшей – категории Про-УЕФА, позволяющей работать с клубами ведущих лиг).

Что бы не решил полузащитник, бесспорно одно. Зырянов и футбол – союз крепкий. А пара, которая прошла так много и ни разу не сдала назад, – так просто никогда не распадется. 

Фрагменты интервью: «Спорт-Экспресс», «Советский Спорт», «Спорт ФМ», «История Зенита»

Фото: Никита Попов, AFP, Кристина Коровникова/»СЭ»

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий