Почему все еще можно шутить про закрытую ипотеку Черданцева

спорт

Матч ТВ

Георгий сам ответит в конце.

Из январского интервью Черданцева на сайте «Матч ТВ».

«Если речь идет про интернет-мем «Жора-ипотека», то он ко мне не относится вдвойне. Во-первых, я не откликаюсь на имя Жора. Меня назвали в честь деда, который погиб, что называется, при исполнении, еще до моего рождения. Поэтому других вариантов, кроме как Георгий с коротким именем Юра, просто не было.

Единственный человек, который всю жизнь называл меня Жорой, а я отзывался не поправлял, – Владимир Никитович Маслаченко. Хотя он прекрасно знал, что у меня другое короткое имя – Юра. Но почему-то нравилось называть меня именно Жорой.

Во-вторых, ипотеки у меня, к счастью, давно нет, хотя в свое время была. Это неприятная история. Я взял кредит до кризиса 2008 года, и взял его в долларах, потому что процент был существенно меньше. А потом бабахнул кризис, и платеж вырос за счет курсовой разницы в два раза. У нас только родился сын, жена не работала, так что было непросто.

Но мы справились, хотя еле сводили концы с концами из-за этого кредита. К счастью, я его достаточно быстро закрыл. И с тех пор, вот уже много лет, принципиально не беру никаких кредитов и ипотек. В России кредиты выдаются на столь невыгодных условиях, что в наше нестабильное время, мне кажется, связываться с этим – просто безумие.

Так что вынужден разочаровать: мем звучит, может быть, и прикольно (причем придумал его скорее всего измученный ипотекой телезритель), но ко мне он отношения не имеет. С таким же успехом можно называть меня «Гоша-алименты».

Теперь что касается объективности или необъективности высказываний. Из-за них, как я понимаю, и появился мем про ипотеку, который при случае адресуется теперь уже не только мне, но и коллегам. Мне кажется, мы, комментаторы, которые работают на трансляциях, говорят или пишут о футболе в телепередачах, на радио и в других СМИ по десять и больше лет, пробив цифру в тысячу репортажей за карьеру, заслужили право давать собственную оценку спортивным событиям, игрокам, тренерам, быть своего рода критиками.

В этом, собственно и заключается суть профессии состоявшегося комментатора, признанного футбольным (если мы говорим о футболе) сообществом. Между «гонять мяч» и «давать оценку» – пропасть во много лет работы, сотни репортажей, газетных колонок, статей.

А самое главное – признание. Многие комментаторы, которые начали свою карьеру 15-20 лет назад, давным-давно заслужили это признание и, следовательно, право давать оценку. Она, как и моя в том числе, не может устраивать всех, потому что моя оценка, конечно, субъективна, и я высказываю свое мнение. Оно основано не на сумме долга по ипотеке или ежемесячных платежей ЖКХ, а моего видения той или иной ситуации.

При этом, мне кажется, в отношении спортивного события понятие «объективная оценка» вообще неприменимо. Хотя бы просто потому, что для многих болельщиков объективной оценкой будет только та, когда хвалят их любимую команду и ругают соперников. Во всех остальных случаях для таких болельщиков репортаж всегда ведет «Жора-ипотека».

***

Из переписки с главным редактором агентства спортивных новостей «Р-Спорт» Василием Коновым, которого Георгий однажды поздравил с уходом с поста главного редактора «Матч ТВ».

***

Мораль: пока судебная система не совершенна, Черданцева можно называть хоть «Жора-ипотека», хоть «Гоша-алименты». Как только надзорные органы возьмутся за вычитку комментов, блогов и других филиалов шапито, все мы разоримся на оплате морального ущерба.

Очевидно, это лучший стартап века, который превратит Черданцева из простого комментатора федерального уровня в лидера рейтинга Forbes.

Примерно таким же способом – через суды – «Матч ТВ» пытается выйти на окупаемость. Теперь стало чуть понятнее, почему на канале не прижились Уткин, Елагин и Стогниенко, а Черданцев стал его главной звездой.

Почему Черданцев – самый мерзкий журналист России

Все, что не влезло в блог

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий