Победу России не стоит переоценивать

спорт

Станислав Черчесов сборная Новой Зеландии Александр Самедов Федор Смолов Александр Головин сборная России Кубок конфедераций

Для выхода из группы нужно существенно прибавлять.

Сборная России ожидаемо разобралась с Новой Зеландией – 2:0. Соперники нанесли всего два удара в створ ворот Акинфеева, не создав больших препятствий для оформления первого сухаря Игоря на крупных турнирах с 2008 года. Несмотря на уверенный старт на Кубке конфедераций, к содержанию игры сборной Черчесова остается очень много вопросов. 

Самедов – все-таки на краю

В последней перед Кубком конфедераций контрольной встрече с Чили Черчесов впервые за год использовал Самедова не как правого латераля, а как одного из трех центральных хавбеков. Быстро адаптироваться на новой позиции у Александра не получилось (много поперечных передач, замедляющих темп атаки; позиционные ошибки при обороне), а вот Смольников, заменявший Самедова на краю, стал одним из самых активных игроков. Учитывая неплохую игру защитника «Зенита», а также слабую конкуренцию в середине поля (невызов Денисова, травмы Дзагоева и Зобнина) вариант со Смольниковым справа и Самедовым в центре выглядел приоритетным.

Черчесов думал иначе. Против Новой Зеландии Самедову была отдана вся бровка, а центральный треугольник вместе с Глушаковым и Головиным образовал Ерохин. И если с точки зрения самоотдачи претензий ни к Самедову, ни к Ерохину, предъявить нельзя, то в плане органичности амплуа (Самедов), а также в плане дополнения функций партнеров (Ерохин), оба не убедили. 

Россия подстроилась под стиль Новой Зеландии

В плохом смысле. «Мы сыграли так, как соперник. Не показали того футбола, который просит от нас главный тренер. Нужно больше контролировать мяч, больше играть низом. Сегодня же мы свалились на навал», – сказал после матча Денис Глушаков. И очень взвешенная и правильная оценка прошедшей игры от вице-капитана сборной.

Проблемы России с началом атаки прослеживались почти во всех контрольных матчах после Евро (приятное исключение – стартовые 15 минут против Бельгии, когда на поле находился Дзагоев), и против Новой Зеландии Черчесов решил совсем минимизировать риски потерь в районе центрального круга. Понятно, что при схеме с тремя центральными защитниками от опорников не требуется опускаться за мячом на одну линию с игроками обороны, но в субботу разрывы в первой фазе атаки между Кудряшовым, Васиным, Джикией и остальными были колоссальными.

Наша сборная играла за счет длинных передач на Смолова и Полоза, и, к удивлению, простые забросы вперед доставляли серьезные неприятности более габаритным новозеландским центральным защитникам. Самый спорный момент встречи – неназначенный пенальти на Полозе – пришел именно после длинного паса. 

«Зачем что-то изобретать, если проходят такие простейшие комбинации?», – рассуждал по ходу первого тайма комментатор «Матч ТВ» Роман Гутцайт. В некоторой степени с этим утверждением можно согласиться (очевидно, что игра длинными передачами – установка Черчесова). Тем не менее, есть два момента, которые сильно смущают.

Во-первых, стабильно точными передачами на 25-30 метров в субботу мог похвастать только Кудряшов. 

Во-вторых, когда новозеландцы избегали глупых ошибок, у россиян возникали огромные проблемы с доставкой мяча в финальную треть поля. Неслучайно, что наши немногие позиционные атаки после перерыва, прошедшие на адекватной статусу матча скорости, происходили после нетипичного расположения игроков задней линии. 

Соперники были очень похожи при выносах вратарей от ворот. Обе команды до ударов Акинфеева и Мариновича в полном составе сваливались на фланг (россияне – на правый, гости – на левый), но цели у этих перемещений были разные.

Россия таким маневром освобождала левый фланг, куда врывался Полоз, на которого и следовал вынос (два раза Дмитрию после длинных передач Акинфеева удалось зацепиться за мяч).

Новая Зеландия никаких зон ни для кого не находила – просто налево (где у России были Самедов, Ерохин и Джикия) сваливался Крис Вуд, часто вступающий борьбу на втором этаже в «Лидсе» (383 верховых единоборства в Чемпионшипе 16/17 – 11-е место в Лиге; 37,6% выигранных единоборств). На первых минутах у россиян возникали некоторые сложности с опекой Вуда, но, разобравшись с акцентами гостей, при выносах Мариновича в эту зону начал смещаться Васин – по итогам 90 минут защитник ЦСКА выиграл 13 верховых единоборств из 13 проведенных. 

Опасность использования Джикии ближе к правому флангу

Восстановившись от микротравмы, полученной в матче с Венгрией, защитник «Спартак» вернулся в стартовый состав сборной (некоторые букмекерские компании почему-то принимали специальные ставки на это событие). Джикия уже привычно был надежен у своих ворот (впрочем, Новая Зеландия не оказала должного давления на нашу оборону), но его использование на правом крыле обороны еще может привести к проблемам.

Шутки о том, что Черчесов таким образом совершил тактическую революцию и придумал новое амплуа – инвертированный центральный защитник (по аналогии с инвертированным вингером) – это, конечно, забавно, но ничего хорошего для России в этом нет. Левоногий Джикия в борьбе чаще тянется к мячу «родной» ногой, из-за чего возрастает вероятность фола. Когда же партнеры отдают передачу Георгию в первой фазе атаки, он теряется при наличии даже минимального прессинга со стороны соперника. 

Пока не очень понятно, как будут играть Мексика и Португалия, но будущие соперники нашей сборной наверняка обратят внимание на эту особенность обороны россиян. В распоряжении Фернанду Сантушу есть, например, Бернарду Силва, великолепно действующий в прессинге.

Не слишком оправданные дальние удары Головина

Игра против Новой Зеландии – типичный матч для хавбека ЦСКА (или «Арсенала»?) в сборной Черчесова. Огромный объем работы, наибольшее в команде количество единоборств, но не слишком высокий КПД.

В субботу Головин совершил 11 подборов мяча (лучший показатель в обеих командах), отдал 2 ключевые передачи и нанес три удара по воротам Мариновича (больше – только Полоз и Смолов). Все удары Головина пришлись из-за пределов штрафной – в очередной раз мы получили подтверждение любви Александра к ударам с дистанции. К сожалению, они часто оказываются совершенно неоправданными.

Первый удар Головина, случившийся в самом начале матча, был к месту и получился неплохим по силе и точности (хоть и практически по центру ворот). Два удара, которые Александр совершил во втором тайме – совершенно из другой категории. 

В первом случае вместо удара на второй ярус «Крестовского» Головин мог вывести Ерохина один на один с вратарем новозеландцев. Во втором – вместо передачи на Ерохина или Жиркова он пробил, это могло привезти нам контратаку после неудачного рикошета от накрывавших удар двух игроков гостей. Отскок привел к опасному заработанному штрафному, а не к атаке на ворота Акинфеева, но это не более чем стечение обстоятельств. 

В России действительно не хватает игроков, способных пробить издали, но моменты для таких ударов Головин выбирает явно неподходящие. 

Аномальные угловые

В четырех контрольных матчах 2017 года Россия подала 15 угловых, после которых нанесла 6 ударов по воротам. Лишь 1 из них закончился попаданием в створ ворот соперника (гол Васина в ворота Чили), к которому добавился автогол венгров. В игре с Новой Зеландией россияне подали 12 угловых, почти каждый из них был хоть сколько-то опасен (особенно запомнились попадание в штангу Васина и стопроцентный момент Бухарова в конце матча). 

Отлично удавались подачи со стандартов Самедову: 5 навесов с угловых и все точные. Интересно, что хавбек «Спартака» периодически уступал право на розыгрыш Жиркову – так в арсенале России оказывались как подачи от вратаря, так и закрученные в сторону ворот. 

Дела с подачами с игры шли похуже. Самедов и Жирков на двоих выполнили 20 кроссов (по 10 – на каждого) в штрафную Мариновича, но лишь 6 из них нашли адресатов. Не провал, но учитывая катастрофическую игру новозеландцев при стандартах, все это выглядело странно. 

Лучшими игроками в составе нашей сборной стали два форварда – и это не самый приятный симптом для Черчесова. Взаимодействие у Смолова и Полоза не отлажено – и это предсказуемо, ведь, судя по всему, Дмитрий до последнего момента рассматривался исключительно как джокер, способный усилить игру по ходу встречи. Характерным стал эпизод на исходе первой пятнадцатиминутки, когда Смолов отдавал передачу не на ход Полозу, а в спину – в результате перспективная атака завершилась. 

Свободу, которую нашим нападающим предоставили новозеландские защитники, ни португальцы, ни мексиканцы не дадут. А есть ли у России ресурсы для организации атак, помимо длинных передач, за прошедшие три недели мы так и не поняли.

Пока же разнообразия немного.

Но есть три очка. 

А большего в субботу, наверное, было и не нужно. 

Фото: РИА Новости/Александр Вильф; globallookpress.com/Maksim Konstantinov; REUTERS/Grigory Dukor

Опрос

Как Россия сыграет на Кубке конфедераций? 23673 голосa 34

  • Не выйдет из группы 40%

  • Проиграет в полуфинале 40%

  • Проиграет в финале 5%

  • Всех порвет 15%

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий