Пять тренеров сборной Германии, одно интервью

спорт

Юрген Клинсманн Руди Феллер Берти Фогтс сборная Германии Йоахим Лев Бавария Байер Боруссия Менхенгладбах

Фёллер, Беккенбауэр, Фогтс, Лёв и Клинсманн — 5 тренеров в особой атмосфере: та самая зеленая скамейка с Ванкдорфштадион, на которой сидел Зепп Хербергер во время победы немцев на ЧМ 1954. Мячи с разных чемпионатов мира, которые для фото предоставил музей немецкого футбола в Дортмунде. Место встречи — Коммерцбанк-Арена, Франкфурт-на-Майне. Самая длинная поездка была у Юргена Клинсманна, который специально прибыл сюда из Лос-Анджелеса. Хотя они все друг друга хорошо знают, это была их первая встреча в такой компании. После совместного фото они прошли в ложу для интервью с журналистами Bild. Оно продлилось, как и целый матч, 90 минут.

BILD: Германия — номер 1 в футболе. И вы, как тренеры сборной, позаботились о том, чтобы на протяжении десятилетий нам сопутствовал успех. Какая внутренняя сила делает немецкий футбол таким мощным?

Франц Беккенбауэр: Удивительно только, как у нас пятерых не получилось  привести немецкий футбол к низкому уровню… (все смеются) Я рад, что мы собрались в такой компании. Каждый из нас творил историю.

Берти Фогтс: Немецкий футбол — единственный вид спорта, который за последние годы сделал такой большой шаг вперед. Он живет и процветает на всех уровнях.

Йоахим Лёв: Германии нравится организовывать клубы и сообщества. Германия любит участвовать в турнирах. Германия любит футбол как на спортивных площадках у дома, так и на больших аренах. Я думаю, что победа на ЧМ 1954 была той самой искрой, которая придала сил нашему футболу.

Руди Фёллер: Футбол всегда живет своими кумирами. Когда мне было 14, сразу после победы на ЧМ 1974 я со своими друзьями играл в футбол. Каждый хотел быть Беккенбауэром, Мюллером или Фогтсом.

Фогтс (улыбается): Ты хотел быть Фогтсом?

Фёллер (смеется): Я так сказал, потому что ты тут сидишь. Конечно, я хотел быть Гердом Мюллером…

Юрген Клинсманн: 1954 год стал тем самым моментом, когда Германия смогла расправить плечи. Футбол дал нам опору и с тех пор принадлежит нашей культуре. Мы всегда показывали свою силу во все важные и сложные моменты нашей истории. Во время нефтяного кризиса мы стали чемпионами мира (1974). К моменту объединения Германии мы также одержали победу в финале (1990). А в 2006 мы наслаждались тем, что Германия смогла отпраздновать радостное футбольное событие вместе со всем миром.

BILD: Г-н Лёв, советуется ли тренер сборной Германии со своими предшественниками?

Беккенбауэр: Тогда бы он не был таким успешным. Умный парень. (все смеются)

Лёв: Я бы делал это в любое время. Невероятно, что мы собрались сегодня такой компанией.

BILD: Почему такого совета футбольных мыслителей еще не было?

Фёллер: А вы раньше не звали.

Лёв: Нас впервые позвали, и все были сразу готовы.

BILD: Есть ли кодекс чести у тренеров сборной, в котором говорится, что нельзя открыто критиковать нынешнего тренера?

Беккенбауэр: Мы воспитаны в такой среде, где все уважают друг друга. Объективная критика, разумеется, должна быть разрешена. После поражения 0:3 ты не можешь сказать: «Команда выступила классно».

Фогтс: Каждый из нас знает, как чувствует себя тренер. Лучше позвонить и поговорить лично, чем публично все обсуждать.

Беккенбауэр: Берти, я помню, как я после финала ЧМ 1990 смело сказал: «Мы годами не будем знать поражений». Потом ты поблагодарил за эти слова будучи моим преемником. (все смеются)

Фогтс: Я знал, в каком состоянии Франц это сказал.

BILD: Сожалеете ли вы, что ушли в отставку спустя всего 2 года, г-н Клинсманн? Клинсманн: Нет, вообще нет. Решение было абсолютно верным. Я уходил с улыбкой и очень горжусь тем, чего достиг Йоги.

Беккенбауэр: Ты можешь работать только тогда, когда внутри тебя есть огонь. Я чувствовал, как вдохновение покидает меня. Пока другие этого не заметили, ты должен уйти сам.

Фёллер: После вылета из группы на Евро 2004 я понял: смысла больше нет. Нужно быть честным с самим собой.

BILD: Г-н Лёв, ваш контракт рассчитан до 2020 года. Продумываете ли вы свой уход перед турниром, если он пройдет плохо?

Лёв: Это было бы спонтанным, как и у Руди. Перед турнирном ты не думаешь о негативном развитии событий. Если потом у тебя есть ощущение, что нет взаимопонимания с игроками, то ты должен быть готов к  последствиям.

BILD: Г-н Клинсманн, могли бы вы себе представить, что станете преемником Йоги Лёва?

Клинсманн: Я не могу представить, что еще раз буду тренером сборной Германии. Если Берти Фогтс в 2004 году случайно не проехал бы в своем доме на колесах у меня в Калифорнии и после нашего ужина с барбекю все это не привело бы к работе в сборной… Такое невозможно запланировать.

Фёллер: Юрген и я никогда не стали бы тренерами сборной без Франца! Он первый из нас, у кого было нормальное начало в Немецком футбольном союзе в 1984 году, когда, он будучи ассистентом, автоматически был назначен шефом команды.

Фогтс: Когда у немецкого футбола был сложный период, Франц дал ему второе дыхание. Президент Немецкого футбольного союза Херманн Нойбергер тогда был против тех, кто говорил: «Почему тренером сборной должен кто-то стать только потому, что он, будучи игроком, правильно бил по мячу?».

Беккенбауэр (улыбается): Криво бил…

Клинсманн: Принимать такие решения, полагаясь на интуицию — одна из сильных сторон немцев. Такого не было в других странах.

BILD: Г-н Лёв, стали бы вы позднее тренировать сборную другой страны?

Фогтс: Прекратите спрашивать Йоги, когда он уйдет! (все смеются)

Лёв: Сейчас вы мене почти что предложили сменить страну.

BILD: Вам не нужно делать то, что говорит BILD.

Лёв: Возможно, я когда-нибудь буду тренировать другую команду, но пока я об этом не думал.

BILD: Что сильнее изменилось: футбол или весь остальной мир?

Беккенбауэр: Вся наша жизнь изменилась. Когда ты смотришь на мир, то спрашиваешь себя: куда мы идем? В футболе много позитивных изменений. Нет таких идиотских тренировок, какие были раньше. Подъемы в горы, от чего бедра становились такими толстыми, как стволы деревьев. Мы еще бегали по льду, грязи и снегу. Сегодня тренировочное поле Баварии словно ковер, я даже боюсь на него наступать. Поэтому я больше всего завидую нынешним игрокам. Не их деньгам, а их возможностям. Когда я рассказываю о тех временах, то молодые думают: «Что он говорит? Должно быть, он неандерталец».

Лёв: Мир быстро меняется, это можно увидеть на примере технического прогресса. Но футбол — это постоянная величина, которая фундаментальна. Так уже более 100 лет. Тот же размер полей, 11 против 11, немного измененные правила. Это очаровывает.

Беккенбауэр: Так и должно оставаться. При использовании слишком большого количества техники игра портится. Мы должны быть внимательными.

BILD: За или против видеоповторов? Фогтс: Я за то, чтобы тренер мог один раз за тайм воспользоваться видеоповтором. И это должно происходить в течение 30 секунд. Конечно, это не должно выходить за рамки как в американском футболе. Лёв: Нельзя прерывать ход игры. Уже сейчас слишком много жалоб и падений игроков при малейшем контакте с соперником. Это необычайно раздражает.

BILD: Twitter, Facebook, Selfie-мания, г-н Беккенбауэр и г-н Фогтс, какие тайны открылись бы, если это все появилось бы во времена вашей тренерской карьеры?

Беккенбауэр (смеется): Я ничего не скажу! Часто говорят, что игроки зарабатывают много денег. Но они действительно их зарабатывают. У них больше нет личной жизни. Идут они за покупками или развлекаются по ночам — всегда есть тот, кто это сфотографирует. Я рад, что я такой старый.

Фёллер: Я вижу это и у нас в Леверкузене: игроки без передышки тыкают в экран телефона.

Беккенбауэр: Они не видят даже деревьев перед собой. Наверно, они в них врезаются…

BILD: Как вы считаете, среди игроков сегодня стало слишком мало настоящих мужчин?

Лёв: Нет, я сомневаюсь в этом. Швайнштайгер, Клозе, Мертезакер, Лам — это по-своему особенные игроки. Молодое поколение хочет больше общения, у игроков сегодня есть свое мнение, они хотят им поделиться. Сейчас ко мне подходят 20-летние игроки и говорят: «Тренер, я вижу это не так, как вы». Они хотят быть вовлеченными в процесс. И это я нахожу позитивным. Когда я был игроком, я бы не осмелился так говорить со своим тренером.

BILD: Г-н Фёллер, г-н Клинсманн, из всех собравшихся сегодня вы не выиграл ни одного титула со сборной. Вы чувствуете некую незавершенность? Завидуете ли вы немного?

Фёллер: Нет. Нужно правильно оценивать свои возможности. Когда ты работаешь в Баварии Мюнхен, ты время от времени становишься чемпионом, хочешь ты этого или нет. Понятно, что лучше, когда ты держишь кубок в руках. Но я горжусь и нашей серебряной медалью на чемпионате мира 2002 года.

Лёв: Невероятно то, что сделали Руди и Юрген для немецкого футбола. Без Юргена чемпионат мира 2006 был бы совсем другим.

BILD: Тренер сборной во время летней сказки – это титул?

Клинсманн: Это было незабываемое событие для всех нас, для молодых и пожилых, для мужчин, женщин и детей. Оно изменило представление о Германии в мире. Она предстала счастливой и открытой страной. Мне до сих пор об этом говорят.

Фогтс: Поэтому я негативно отношусь к тому, как ворошат сейчас историю с летней сказкой. Очень по-немецки. Мы любим разрушать то, что сами построили. А во всем мире все еще с восхищением говорят о Германии и считают, что здесь светит солнце так же, как и летом 2006.

Лёв: Ни с одной рекламной кампанией мира не получилось бы этого достичь. У нас был чемпионат мира благодаря участию Франца.

Фогтс: У нас никогда не будет большого футбольного турнира или олимпийских игр, если на референдуме проголосуют против их проведения. Где еще мы занимаем ведущие позиции в мире помимо футбола? В легкой атлетике, гребле и каноэ? Почему другие виды спорта практически не транслируют? Футбол не должен перекрывать все.

BILD: Пожалуйста, пусть каждый из вас ответит на этот вопрос. Какого игрока другой национальности вы бы хотели видеть в команде Йоги Лёва?

Беккенбауэр: Что за вопрос? Только одного.

BILD: Месси?

Беккенбауэр: Разумеется.

Фёллер: Есть множество игроков мирового уровня. И только один, который стоит выше всех – Месси!

Фогтс: Я считаю, что Роналду лучше. Клинсманн: Конечно, Роналду невероятно целеустремленный. Но у Месси есть что-то художественное, магическое и непредсказуемое. У тебя всегда есть чувство, что он достанет еще один козырь из рукава.

Фогтс: Я видел 17-летнего Роналду в Манчестере Юнайтед. Алекс Фергюсон сказал мне: «Посмотри на него, он каждый день занимается дополнительно! Сам берет мячи и тренируется, тренируется, тренируется».

BILD: А кого бы назвали вы, г-н Лёв?

Лёв: Я уже очень доволен своей командой. BILD: Кто был лучшим игроком сборной в ваше время?

Фёллер: Выбрать между Месси или Роналду было проще.

Лёв: Этот вопрос не для тренера.

Беккенбауэр: При всем уважении к Руди и Юргену я бы назвал Лотара Маттеуса. Суперкапитан на ЧМ 1990. Клинсманн: Абсолютно.

BILD: Если мы соберемся такой же компанией через десять лет, какой еще тренер сборной будет сидеть за столом?

Фогтс: Йоги, ты уже не будешь тренером сборной? (все смеются)

Клинсманн: Этот вопрос ты можешь задать только Йоги. Пустит ли он еще кого-нибудь за стол?

Лёв: Здесь будет сидеть еще один тренер. Определенно.

Беккенбауэр: Что будет через 10 лет? Буду ли я еще здесь? Этот вопрос меня больше беспокоит.

 

Перевод с немецкого языка.

Источник: Bild

Фото: Bild

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий