«Мы его называли «Боб-2000», как робота. Потому что он никогда не делал ошибок»

спорт

Лига чемпионов Джейкоб Лекхето Локомотив Юрий Семин сборная ЮАР РФПЛ Дмитрий Сенников Галатасарай

 

 

Ровно через 13 лет после того, как Южно-африканский союз стал независимой Южно-африканской республикой в самом неблагополучном районе Йоханнесбурга — Соуэто, куда свозили всех черных против их воли, в семье Лекхето появился первенец, которого назвали Джейкоб, что в переводе с еврейского означает “Последователь Бога”. Это имя отлично характеризовало его характер.

«Бобо был тихим и прилежным мальчонкой», — рассказывает Бенни, сосед семьи Лекхето на протяжении 20 лет. – Он никогда ни с кем не дрался, не ввязывался в сомнительные авантюры и сторонился опасных приключений. В то время преступность и наркотики захлестнули Соуэто, но Бобо никогда не нарушал закон».

«Яшке», как его ласково называли болельщики “Локо” ,“посчастливилось” застать времена апартеида, когда черные южноафриканцы практически лишались своих человеческих прав, в то время полиция, подчинявшаяся воле правительства, которое возглавляли белые могла без суда и следствия расстрелять любого непонравившегося им африканца. Он жил в небольшом, каменном доме напротив футбольного поля, на котором юный “Бобо“ ,как его называли в семье , дни-напролет гонял мяч. Каждый вечер вместе с родителями, двумя братьями и бабушкой он садился за стол и читал молитву. Есть было нечего, так как зарплаты родителей едва хватало на жизнь. В 9 лет на плечи Джейкоба ложится ответственность за семью, в том числе за младших братьев (на тот момент самому младшему Джереми едва исполнился год)  –  его отец бросил семью и уехал.С тех пор он делал все возможное, чтобы облегчить жизнь матери: нянчился с братьями, делал уборку по дому, исправно учился в школе.

Однажды его заметил тренер местного любительского клуба “Юные разрушители” и пригласил в клуб. Они играли в белой форме, что было символично для того времени. Тренер “Разрушителей” как и большинство жителей Соуэто поддерживали Африканский национальный конгресс во главе с Нельсоном Манделой и с 11 февраля 1990 года —  в день освобождения Манделы, тренер решил одеть своих игроков в белую форму , тем самым показав равноправие между черным и белым населением ЮАР.

В 18 Бобо подписал свой первый профессиональный контракт с местной командой «Морока Суэллоуз» («Деревенские ласточки из Мороки». – Пер. с англ.) и стал получать тысячу долларов в месяц. Этого вполне хватало, чтобы прокормить семью из пяти человек, но, сводить девушку в дорогой ресторан  “Бобо” все еще не мог. Лишь через восемь лет он купит себе старенькую “Тойоту” черного цвета, которая и по сей день стоит во дворе его дома. Пройдет еще 4 года и он сыграет в основной команде на позиции левого полузащитника. Чуть позже он займет свое «родное» место левого латераля, где и будет играть до конца карьеры.

Новость о приглашение Джейкоба в Россию удивило всю его семью.

«О том, что Джейкоб едет в Россию, мы узнали в последний момент», — рассказывает младший брат Лекхето Джереми. – «Помню, он подошел ко мне и сказал на ушко: «Братишка, я еду в Москву! Помолись за меня!». Мама рыдала трое суток, боялась его отпускать, мы не представляли, куда он уезжает. А Бобо был счастлив. Он получил огромный шанс!»

Об удивительном африканском защитнике тренер «Локо» Юрий Семин узнал от Виктора Бондаренко , который на тот момент 12 лет тренировал клубы из Африки, в 2000-х он возглавлял “Ласточек”. Узнав о вызове Лекхето в “Бафану-Бафану” (Сборная ЮАР прим. автора) Юрий Палыч решил посмотреть за игрой африканца вживую. Он остался доволен увиденным и через пару недель с “Бобо” был подписан контракт.

«Они не могли его не взять, —говорит младший брат «Яшки» — Джереми. – Он играл в обороне за всех! Всем подсказывал, куда бежать. Мы его называли «Боб-2000», как робота. Потому что он никогда не делал ошибок».

Его игра, профессионализм, и трудолюбие удивили всех в “Локо”. Каждый свой из почти восьмидесяти матчей, сыгранных за команду Семина , он провел как последний, отдавая всего себя на поле. «Редкого трудолюбия был человек, – вспоминал Дмитрий Сенников. – К природной выносливости добавлял редкое умение выжимать из себя семь потов на тренировке».

 

                              

 

Но не столько за трудолюбие и самоотдачу Джейкоб и получил свое прозвище “Яша”, сколько за желание изъясняться по-русски. Говорить на русском он научился в первые месяцы в Москве.

На тренировке и даже будучи дома в Йоханнесбурге он постоянно использовал фразы на русском: «Давай-давай», «Спасибо», «Еще» и т.д. Семин поражался: «Как такое возможно?»

                                                                            ***                                                  

Концовка чемпионата России-2001 получилась драматичной. «Спартак» тогда досрочно завоевал золото,»Локомотив» бился с «Зенитом» за второе место и путёвку в Лигу чемпионов. Красно-белые оказались одним из последних барьеров на пути «железнодорожников». На табло «1:1» На гол Бесчастных с пенальти Локомотив ответил голом Лоськова (тоже с точки), в конце первого тайма Бесчастных казалось бы выходит один на один с Нигматуллиным, но «Яша» сотворил подвиг, он просто «сжег» фору в несколько метров, тем самым дав шанс Локомотиву победить в этом матче. И за 60 секунд до финального свистка , с передачи Лоськова, Джеймс Обиора наносит точный удар, все «Локомотив» в Лиге Чемпионов. Кто знает, выиграла бы тогда команда Семина, если бы «Яша» не сделал тот рывок и были бы все эти матчи с Реалом и Миланом…

Это лишь один из примеров его подвигов на футбольном поле, а сколько их всего накопилось за восемь десятков матчей за «железнодорожников» — на данный момент трудно сосчитать.

(смотреть с 1:41)

       

                                                                             ***

После победного матча с “Галатасараем” в Лиге Чемпионов на вопрос журналиста о том, можно ли в данную минуту назвать его счастливым человеком, он ответил: “ Да. И в ознаменование нашей победы я заберусь на крышу нашей базы!”

Обещание свое он сдержал и став чемпионом России он схватил чемпионский кубок и залез с ним на крышу клубной базы в Баковке. В том сезоне он будет третий раз включен в список «33 лучших футболистов России»

«В Москве я жил как король» — как-то раз признался Джейкоб. Только в 28 лет, спустя 2 года, проведенных в России он купит своим родителям, в том числе и отцу, на которого “Бобо” никогда не держал зла, по дому в одном из лучших районов Соуэто. Мать плакала , но теперь от счастья за сына, он мог позволить себе освободить ее от работы, водить всю семью в шопинг-центры в белых районах Йоханнесбурга и покупать любые понравившиеся им вещи, приговаривая те самые непонятные “Давай-давай”.

«Мой Бобо был безумно влюблен в Россию, он мне как-то признался, что если бы не был заигран за «Бафану-Бафану», то непременно стал бы выступать за вашу страну» —  призналась как-то мать Лекхето. Найти в то время африканского футболиста, не боящегося холода, не валяющего дурака и при этом всей душой любящего Россию на тренировках было крайне сложно и в этом случае история Джейкоба  Лекхето – уникальна и удивительна.

После отъезда из России «Яшка» прожил еще четыре счастливых года в родном Соуэто. Открыл закусочную, торгующую жареной курицей, которую назвал «Сумашеши цыпленок», на языке зулу «Сумашеши» означет “сделанный по-быстрому”, но по-русски это прилагательное имеет совсем другое, наверняка известное вам значение. Помимо закусочной “Яшка” открыл в Суэто свой футбольный клуб , который назвал «Братья Лекхето. Молетшане Локомотив». Все расходы команды он взял на себя. Он хотел, чтобы как меньше молодежи в Соуэто выбирали криминал и как можно больше играли в футбол. Он делал все возможное, чтобы детство местных ребятишек было хотя бы ненамного лучше, чем у него.

За свою опрометчивость Лекхето поплатился сполна. Эпидемия СПИДа, которая приняла в Южной Африке масштабы национального бедствия, не пощадила талантливого спортсмена. Джейкоб Лекхето скончался девятого сентября 2008 года в возрасте 34 лет.

На окраине Соуэто, за мостом через болото, стоит скромная , как и сам “Яша” , засыпанная  камнями и землей табличка на которой написано: «Джейкоб Лекхето. 24.03.1974 – 09.09.2008», а рядом лежит красно-зеленая майка с четвертым номером.                                                                                                   

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий