«КАМАЗ» постоянно побеждает на «Дакаре». Почему?

спорт

«КАМАЗ» постоянно побеждает на «Дакаре». Почему?

Да, и скоро это может прекратиться.

Репортажи об успехах команды «КАМАЗ-мастер» на ралли «Дакар» уже давно такая же январская традиция, как мандарины и 69-й повтор «Голубого огонька». Даже тот, кто не следит за автоспортом и не может назвать имя российского пилота «Формулы-1», наверняка слышал про российские грузовики, которые побеждают. Победы действительно выглядят грандиозно: из 16 «Дакаров», прошедших в XXI веке, 12 выиграл «КАМАЗ». Мы давно не удивляемся тому, что в южноамериканских пустынях властвуют машины той же марки, что привозят нам на дачу песок и заставляют закрывать заслонку, когда стоят перед тобой в пробке. В чем секрет успеха самого неожиданного сочетания российского автоспорта – «КАМАЗов» и пустынь? 

Господдержка

Минимальный бюджет на содержание команды – примерно 10 млн долларов в год, и с каждым годом поддерживать его становится все труднее. После проблем, возникших у «Внешэкономбанка», единственным генеральным спонсором остался банк ВТБ, но их вливаний было недостаточно. Вопрос сохранения команды решался на самом высоком уровне: в итоге еще одним спонсором стала госкорпорация «Ростех», а ВТБ увеличил размер инвестиций до 2,5 млн долларов. 

Хотя, по словам директора «КАМАЗа» Сергая Когогина, «сытая жизнь закончилась», у челнинцев все еще намного больше возможностей, чем у соперников по «Дакару». Они могут себе позволить одновременное участие в рейдах «Африка Эко Рейс» и «Дакаре», пусть тренировки к многодневкам теперь проходят не в Марокко, а в Карелии и Астраханской области.

Ограниченные возможности соперников 

Если в последний раз вы смотрели обзоры «Дакара» лет семь назад, то вы ничего не пропустили – по крайней мере, в зачете грузовиков практически ничего не изменилось. Главными соперниками остаются голландцы-частники де Рой и Стейси и чех Лопрайс. Правда, «КАМАЗ» перестал быть единственной заводской командой, ралли-рейдом теперь заинтересовались белорусы из «МАЗа», но они пока не добрались до подиума. 

Именно заводская поддержка остается еще одним важным фактором преимущества. Вечный конкурент Жерар де Рой жаловался, что не может позволить себе участия в большом количестве ралли-рейдов за год и регулярных выездов на тренировочные сборы. Несмотря на тесное сотрудничество с «Ивеко», половину бюджета команды де Рой покрывает самостоятельно – голландскому гонщику-экстремалу приходится тратить время на управление собственной транспортной компанией, а ралли-рейды для него по-прежнему остаются дорогим хобби. Для сравнения в команде де Роя на постоянной основе работает шесть человек, в «КАМАЗе» – 108.

Технические характеристики 

Моторы — гордость и одновременно самая уязвимая составляющая «КАМАЗа». Благодаря финансовым ресурсам и заводской поддержке есть возможность самостоятельно дорабатывать двигатели под особенности грузовика, что обеспечивает машинам надежность и хорошую проходимость в пустынях всех континентов. 

Проблема в том, что регламент «Дакара» обновляется каждые несколько лет, требуя понижения объема двигателя. Чтобы соответствовать правилам, «КАМАЗу» пришлось отказаться от сотрудничества с Тутаевским моторным заводом и приобрести, а потом еще и существенно доработать немецкие тракторные двигатели Liebherr, объемом 16,2 литра. На модернизацию моторов, по словам руководителей концерна, ушло несколько миллионов евро, но в 2018 году на «Дакаре» вступает в силу требование выставить машины, оснащенные двигателем объемом не больше 13 литров, что подразумевает совершенно новую разработку силовых агрегатов. Когогин называет эти изменения «диверсией» и угрожает пропуском двух «Дакаров». 7-кратный победитель «Дакара», а сейчас руководитель команды Владимир Чагин чуть более оптимистичен: «Это очень дорогостоящие изменения, которые мы можем не потянуть. Тем не менее мы продолжим кропотливо работать». В текущей ситуации «КАМАЗ» – единственная команда, не готовая к новому регламенту.

Многие другие детали, как и двигатели, приобретаются за рубежом: амортизаторы куплены в Голландии, тормоза — бельгийские, коробка передач – немецкая. Но нельзя сказать, что российские грузовики технически существенно опережают конкурентов, например, круиз-контроль на «КАМАЗы» установили только к «Дакару» 2015 года – намного позже соперников. 

В Набережных Челнах, где и собирается вся солянка из импортных запчастей, постоянно работают над повышением устойчивости и управляемости грузовика. Так, перед последним «Дакаром» было изменено расположение топливного бака и запасных колес для понижения центра тяжести.

Зависимость от условий «Дакара» 

Успехи российской команды зависят и от маршрута ралли-рейда. Сенсационное поражение на «Дакаре» 2016 года пилоты и представители команды связывали со слишком простой и ровной трассой. 

Чагин говорил: «Мы ожидали, что будет сложное бездорожье в гористой местности в Боливии, но организаторы маршрут проложили по ровным участкам, где извилистые дороги и много зон ограничения скорости… Наш мотор хорошо показывает себя на бездорожье, в песках, на тягунах. На коротких отрезках, где нужен разгон, моторы соперников лучше. Ну и торможение: двигатели всех наших соперников оснащены моторным тормозом, это современная функция, которая дает хороший эффект во время торможения. У наших двигателей этого, к сожалению, нет». 

В 2017 году организаторы «Дакара» исправились и подготовили для участников более сложную трассу, где «КАМАЗ» мог полностью задействовать свое преимущество в подвеске и те самые голландские амортизаторы. 

В этом году «Синей армаде» частично повезло и с погодными условиями. Из-за размыва трассы был отменен самый протяженный спецучасток, на котором рассчитывал отыграться Жерар де Рой. 

Будущее команды 

Вероятность, что «КАМАЗ» не успеет подготовить 13-литровый двигатель к следующему «Дакару», действительно существует. В таком случае команда вряд ли будет брать в аренду сторонний мотор, который нельзя модернизировать. Скорее всего, они пропустит гонку, сосредоточившись на менее строгих «Африке» и «Шелковом пути». 

Но, во-первых, на решение проблемы есть целый год. Во-вторых, новый регламент, возможно, ускорит появление на «Дакаре» широко анонсированной новинки — капотного грузовика. Де Рой и Лопрайс уже давно перешли на новый тип кабины, который обеспечивает грузовикам лучшую управляемость и бережет позвоночники экипажу.

Кажется, что у капотника есть только один минус — он будет совсем непохож на тот самый «КАМАЗ», который привозит нам на дачу песок и заставляет закрывать заслонку, когда стоит перед нами в пробке.

Как гражданский грузовик «КАМАЗ» – лучший в мире? Или только в гонках?

Репутация гражданских «КАМАЗов» на российских дорогах прямо противоположна репутации их спортивных аналогов в мировых пустынях. Самые популярные российские грузовики катастрофически ненадежны при эксплуатации, так что изначальное преимущество над импортными конкурентами в низкой стоимости на машины полностью перекрывается регулярными тратами на ремонт. Конечно, есть удобный контраргумент о доступности запчастей и выражение, что «КАМАЗ» можно починить даже в поле», но, наверное, в поле лучше и не глохнуть. 

«КАМАЗам» часто достается за неприлично низкий уровень комфорта в кабине. Водителю, который еще не накопил на какого-нибудь «подержанного шведа», во время летнего рейса будет жарко, тесно и больно.  Даже совместный с «Мерседесом» проект тягача «КАМАЗ» 5490, в котором практически не осталось плодов труда Камского автозавода, критикуется за низкий уровень шумо- и теплоизоляции в кабине. 

При всех недостатках, «КАМАЗ» может похвастаться (и хвастается в громких рекламных кампаниях) действительно высокой проходимостью. Зарубежные производители больше опираются на обеспечение комфортной езды по прямым дорогам и даже не пытаются соперничать с российскими автомобилями на бездорожье. Преимущество в проходимости позволяет «КАМАЗам» оставаться незаменимыми на труднодоступных объектах.

Фото: Gettyimages.ru/Dan Istitene (1-3); kamazmaster.ru

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий