«Бруклин» выбрался из пропасти благодаря Шону Марксу

спорт

Шон Маркс Бруклин

Оригинал – Дэнни Чау, theringer.com

Недавно Нетс обменяли Джастина Хэмилтона на ДеМарре Кэрролла и пики Торонто в первом и втором раундах драфта – 2018. Если быть честными, то Джастин – обычный игрок ротации, и, вероятно, он больше известен не как «большой» Бруклина, а как «маловероятная опция в атаке» из прошлогодней статьи Зака Лоу о скачке результативности в Лиге. Эта сделка задействовала одно из преимуществ Бруклина над остальными командами – почти пустую «платёжку», и превратила «ничто» в несколько активов. Данный трейд получил почти всеобщее одобрение.

Можно сказать, что Торонто, находившийся на пороге попадания под «налог на роскошь» и избавившийся от 30 миллионов Кэрролла, извлёк из этой сделки больше пользы, нежели Бруклин, для которых этот обмен не повлияет на их дальнейшую судьбу. Но это лишь признак того, что франшиза прогрессирует и движется вперёд, как в американском футболе совершая проносы мяча на пару-тройку ярдов. И это уже само по себе обнадеживающе, учитывая годы бездействия и бессилия, которые сам Бруклин и спровоцировал. Долгие сезоны Нетс словно были в самом-самом тёмном месте и попали туда, где этой тьмы заметно меньше. Чтобы понять, что Шон Маркс и его команда осуществили за полтора года, вам нужно зажать нос покрепче и погрузиться в ту пучину, которая была раньше. Другими словами, вы просто должны поставить себя на его место. 

***

Даже в лиге, поощряющей нестандартной мышление, типы подходов к постройке команды кажутся чертовски строго регламентированными. Для всё большего и большего числа преданных фанатов Лиги команды либо являются контендерами, либо тратят время и деньги, идя по «пути посредственности», либо «взрывают» всё. Иронично, что термин «путь посредственности» был придуман в 2011-ом году на MIT Sloan Conference нынешним президентом Пэйсерз по баскетбольным операциям Кевином Притчардом во время выступления на панели баскетбольной аналитики.  Напомним, что недавно он обменял суперзвезду в лице Пола Джорджа на молодых талантливых «ролевиков» ― Виктора Оладипо и Домантаса Сабониса. Это была мгновенная и сконцентрированная версия того, что ранее в беседе озвучивал хороший малый и один из участников панели Марк Кьюбан: «Худшая позиция, в которой вы можете оказаться в НБА – быть втянутыми в ранг посредственных команд».

Это утверждение стало прописной истиной за последние пять лет, и основывается на том культе, который создали фанаты Сиксерз вокруг своего кумира – Сэма Хинки.

Но вам нужно пройти этой дорогой, чтобы осознать ложность всех таких утверждений. Если вы считаете, что ваша команда полная заурядность и находится на абсолютном дне, то вам просто не хватает воображения. Жизнь всегда нам показывает, что всё всегда может стать ещё хуже. В реалиях НБА жизнь показала Бруклин в качестве примера неудачливой франшизы.

Возможно, худший обмен в истории – катастрофический трейд между Нетс и Селтикс в 2013-ом – обречён на вечный позор. Это был главный гвоздь программы неэффектинвного пятилетнего управления уровня Зала Дерьмославы от тогдашнего ГМа Билли Кинга и его помощников. Мы видели, как Бруклин предлагал «источник молодости» в обмен на разваливающуюся империю в главе с Полом Пирсом и Кевином Гарнеттом, которым к тому моменту обоим было уже глубоко за 30. Бостону обмен принёс три пика на следующих драфтах, чья ценность росла по экспоненте (17-ый выбор в 2014-ом, 3-ий в 2016-ом и первый выбор в 2017-ом), и ещё один пик на предстоящем драфте 2018-го. Бруклин же после этого трейда попал в «чистилище» и почти бросил вызов всему баскетболу. Нетс с 2010-го лишь однажды имели возможность самостоятельно распорядиться пиком первого раунда на драфте (в 2013-ом году они под 22-ым номером взяли Мэйсона Пламли). А теперь вспомним, что же случилось с теми пиками, которые Нетс задействовали в обменах с 2010-го года (простите, фанаты Бруклина):

  • 2011: Юта выбрала Энеса Кантера под 3-им номером (обмен Дерона Уильямса)
  • 2012: Портленд выбрал под 6-ым номером Дэмиана Лилларда (обмен Джеральда Уоллеса)
  • 2014: Бостон взял под 17-ым номером Джеймса Янга (обмен Гарнетта/Пирса)
  • 2015: Атланта выбрала под 15-ым номером Келли Убре-мл. после обмена пиками с Бруклином и отдала права на него Вашингтону (обмен Джо Джонсона)
  • 2016: Бостон взял под 3-им пиком Джейлена Брауна (обмен Гарнетта/Пирса)
  • 2017: Филадельфия выбрала под первым номером Маркелла Фульца после обмена пиками с Бостоном (обмен Гарнетта/Пирса)

Доселе невиданным становится факт, что Бруклин отказался от своего пика и на драфте 2018-го. Пройдёт больше пяти лет с того момента, когда Нетс использовали свой собственный пик первого раунда и сделают что-то, по всей видимости, похожее на лотерейный выбор на драфте 2019-го. К началу сезона 2015/16 Бруклин за три своих выхода в плей-офф лишь однажды прошёл во второй раунд, а команда сошла с «дорожки посредственности» и пошла каким-то более мрачным путём.

Хинки создал для фанатов Сиксерз платформу, через которую те могли сохранять приверженность игре, не ограничиваясь плохим или хорошим, победами или поражениями. Маленькое число разрозненных болельщиков могло в классической манере радоваться победам, в то время как остальные радовались поражениям, которые на один шаг приближали постройку команды и всё это было похоже на некую контркультуру. Сэм помог создать среди фанатов движение единомышленников, которые видели, что победы – это лишь «друзья», которых они завели на этом пути. Правда, этими «друзьями» были пики из топ-3. Но мотив, заложенный в Процесс всегда был очевиден – резко повысить вероятность получения высокого пика на драфте.

У Нетс не было света в конце туннеля. Они не только лишились своих собственных пиков, хотя могли выбирать между тем, чтобы защитить их или не защищать совсем. По совокупности, они не дотягивали не до одного из трёх выше перечисленных уровней построения команды.  Они были одной из худших команд лиги и не имели возможностей как-то это изменить. Они были на грани – тем самым особым случаем, который разрушал саму суть баскетбола. Победы не имели значения, потому что они не могли побеждать; поражения не имели смысла, потому что за них не следовало никакой компенсации. Прямо роман Кафки на баскетбольной площадке.

Вот что получил в наследство Шон Маркс в феврале 2016-го.

***

Учтём, что уже на протяжении трёх последних лет сделки на рынке свободных агентов и выборы на драфте часто определяют командную индивидуальность точно так же, как и то, что происходит на площадке. Том Тибодо модернизировал Миннесоту, укрепив её знакомыми по последнему месту работы игроками и показал, что командой управляет человек, подверженный определённым привычкам. Обмен-блокбастер с вовлечением бывшего работодателя лишь показал, что Том не смирился со своим увольнением. По сути, Маркс за короткий промежуток времени создал самобытность нынешнего Бруклина, взглянув на ситуацию с точки зрения проведения сделок – они могли быть самой маленькой и мелочной в плане поведения командой лиги. То, в какой манере они заключали контракты с ограниченно свободными агентами и стало оружием их слабой команды.

С того момента, как Маркс вступил в должность, Бруклин дал четыре оффер-шита разным ОСА и не сумел заполучить ни одного. За два последних межсезонья они предлагали 37 миллионов Донатасу Мотеюнасу, 50 – Тайлеру Джонсону, 75 – Аллену Крэббу и 106 – Отто Портеру. В эти соглашения были включены различные ухищрения и ловушки: опция игрока, 15-процентный трейд-кикер, структура контракта с максимальной переплатой в первый сезон. До сих пор попытки Бруклина не увенчались успехом, но в данный момент не покидает ощущение, что все это провальные попытки являлись запланированными. «Танкинг» на рынке свободных агентов, который балансирует на грани дозволенного, вынуждает другие команды совершать трудный выбор, тогда как Бруклин для агентов игроков внезапно становится привлекательным местом, в котором для их клиентов готовы сделать многое.

Но также Бруклин изъявил готовность принимать на себя «плохие» контракты игроков из других команд в обмен на активы, и тем самым со своей мелочностью команда полностью отделила себя ото всех остальных коллективов лиги. Именно это, больше, чем что-либо, стало основой того, как Нетс сумели выбраться из no-man`s-land.

Вдобавок к 30 – миллионному контракту Кэрролла, Бруклин взял на себя и полагающиеся Тимофею Мозгову 48 миллионов на 3 года, а также трёхлетний контракт Эндрю Николсона на 20 миллионов (скромная «мусорная» зарплата, полученная при обмене Бояна Богдановича). За таких «проблемных» игроков Бруклин получил Д`Анджело Расселла (второй пик драфта – 2015), Джаррета Аллена (22-ой пик драфта – 2017), и пики на драфте 2018-го – один во втором раунде, а другой в первом, но защищённый в лотерее. Нетс собирают молодёжь, и не боятся продолжать накапливать активы.

Бруклин имеет пустую «платёжку», и вместо выдачи новых плохих контрактов собирает у себя истекающие соглашения, которые вписываются в график развития команды. Им всё ещё предстоит один сезон «чистилища» ― неважно, насколько они будут хороши или плохи в следующем году, ведь им придётся отдать свой пик первого раунда Бостону – поэтому то, что они берут пачками дорогих и неэффективных игроков никак напрямую не повлияет на то, чего Нетс надеются достичь. Зато к лету 2019-го, когда у них будет свой собственный пик, состав Бруклина будет состоять в-основном из игроков на контрактах новичков или же молодёжи, подписавшей лишь своё второе соглашение, и Нетс надо будет лишь мириться с последним гарантированным сезоном по контракту Мозгова. Около половины команд лиги уже могут отыскать себя в списках тех, кто платит «налог на роскошь», и это поразительно, учитывая число действительно реальных претендентов на чемпионство. Команды будут искать пути для облегчения «платёжки», и Бруклин, даже несмотря на обмен Кэрролла, будет в выгодной ситуации, чтобы помочь таким коллективам. От Маркса требуется смотреть в будущее, и он проделал хорошую работу по планированию позиции команды в свете общих тенденций в лиге.

Вот что сказал Шон в прошлом декабре: «Команд с местом в «платёжке» становится всё меньше, меньше, и меньше. Всё это не похоже на прошлый сезон, когда было несколько десятков коллективов, способных предложить большие деньги. Таких команд всё меньше. Это никакой не секрет. Все франшизы знают, что у нас есть средства, которые можем тратить и совершать манёвры. Просто нам нужно быть расчётливыми в том, как мы с этими деньгами поступим».

Согласно Альберту Нахмаду, после официального заключения сделки по Кэрроллу у Бруклина до «потолка» останется около 16-ти миллионов (и если Джаретт Аллен официально подпишет свой контракт новичка), с возможностью увеличить это место до 21 миллиона, если Бруклин сбросит все свои негарантированные контракты. Даже решившись погнаться за игроком вроде Кентавиуса Колдуэлл-Поупа, им, скорее всего, хватило бы места в «платёжке», чтобы подписать очередного дорогого игрока – а значит у них есть рычаги давления, чтобы запросить себе по ходу переговоров ещё несколько «вкусных» активов. «Мы собираемся быть агрессивными и творчески подходить к получению активов, очевидно, приняв во внимание то, что уже имеем на руках», ― сказал Маркс в декабре.

Но не сомневайтесь в следующем: Нетс всё ещё будут плохи (их состав чрезвычайно несбалансированный; Кэрролл, который вероятно будет лёгким форвардом стартовой пятёрки, будет получать 15 миллионов в год, и был бесполезен в два последних розыгрыша плей-офф). Но скоро их будут воспринимать как нормальную, борющуюся команду со светлым будущим, а не как экзистенциально обречённую франшизу. Сам по себе, этот прогресс показателен. Три года назад до боли посредственный Бруклин платил разрушительные для команды 90 миллионов «налога на роскошь», и этот рекорд даже не повторён, не говоря о том, что превзойдён, и это всё несмотря на то, что в последние два сезона траты команд значительно выросли. Для справки, у Уорриорс налог планируется на уровне 37-ми миллионов, когда они переподпишут своих звёзд. По приблизительной оценке, снова завершающие сезон с самым дорогим составом Кавальерс заплатят около 57 миллионов налога. Взымаемый с Голден Стейта налог в следующие два сезона скоро лишит Бруклин позорного рекорда в финансовой истории НБА. Однако, сейчас это достижение является памятником тому, как краткосрочное планирование способно разрушить франшизу на десять лет.

Шон Маркс полностью перевернул заложенный изначально план действий и стал действовать на долгосрочную перспективу, наметив будущее, в котором Бруклин выберется из пропасти. На мой взгляд, он руководит одной из самых интересных команд в лиге. Будучи верными своей стратегии, Нетс смогут доказать, что не существует неменяемых контрактов, а также, что нет таких команд, которые невозможно было бы спасти.

Подписывайтесь на блог, рассказывайте о нём своим друзьям, читайте другие интересные статьи и переводы в рамках этого блога и не забывайте поставить плюсик, ибо это мотивирует автора продолжать усердно трудиться.

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий