Американская мечта. Рафаэлю Арутюняну — 60!

спорт

Рафаэль Арутюнян Эшли Вагнер Джеффри Баттл Адам Риппон Мишель Кван Мария Сотскова Мао Асада Саша Коэн Нэтан Чен

«…я помню такую картинку из прошлого. По телевизору идет фигурное катание, идет разминка, и показывают стоящих у бортика Чайковскую и Тарасову. Вот у меня была мечта: когда-нибудь стоять с ними рядом. И она сбылась. На Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити, когда выступала сильнейшая разминка, стояли Мишин, выводивший Плющенко, Тарасова с Ягудиным и я — с Абтом. И вот тогда я понял: это момент всей моей карьеры. А сейчас такого вопроса, хочу ли я что-то еще, для меня не существует. Последнее время я часто говорю: «Спасибо, Господи, кажется, все, что я хотел, у меня было». Thank You, God. Я счастливый человек, и больше мне особо ничего не нужно.»

В этом высказывании Рафаэля Арутюняна, отмечающего 5-го июля 2017 года свой 60-й день рождения, есть что-то глубоко профессиональное и этически правильное. В эпоху, когда фигурное катание для большинства болельщиков заменено подсчётом медалей, когда нас пытаются приучить к мысли, что спорт жесток, и медального результата тренер может добиваться любыми способами, более того, должен стремиться к завоеванию медалей для своей страны, когда старшее поколение тренеров упрекают в недостаточной мотивации и в отсутствии среди их учеников детей, работающих на пределе ресурсов организма, в эту жестокую эпоху подобные высказывания кажутся анахронизмами.

Мы начинаем забывать, что тренер в первую очередь педагог, который должен прийти «к умению не диктовать, а советовать и воспитывать» (с) Раф. Что тренер является специалистом, в руках которого самый важный ресурс – люди. Что в центре спорта должен быть спортсмен, и именно его интересы должны быть в центре внимания наставника. И с недоверием относимся к высказываниям тренеров, противоречащих нашим представлениям о спорте как о медаледобывающем промысле. Такие тренеры, для которых их любимая работа является не способом самоутверждения, а общественно полезной профессией, выглядят белыми воронами.

Вот только именно такие тренеры – лучшие в мире.

Комментарий к видео. Серебряная медалистка Олимпийских игр Мао Асада, в один из периодов своей карьеры тренировавшаяся у Арутюняна, выступает в финале Гран-при, исполняя в произвольной программе тройной аксель.

Рафаэль Владимирович Арутюнян – тренер опытный и многое на своём веку повидавший. И в советском спорте, и в российском, и в западном. И многое для себя вынесший. Он – достойнейший представитель советской школы фигурного катания, досконально понимающий устройство спорта в нашем Отечестве. Но в то же время он стопроцентно тренер западный.

Говорят, что никто так не любит Америку, как приехавшие туда русские эмигранты. Наверно, на то есть веская причина. Едут туда и комфортно живут на Западе люди с особой, западной ментальностью. Рафаэль Владимирович как раз из таких. Он ценит в людях стремление идти вперёд, добиваться того, чего они хотят, и воплощающих в себе американскую мечту — «Сделай себя сам»:

«…в Америке хороший спортсмен хорош, как правило, во всех отношениях» — говорит Арутюнян. – «У меня много лет был перед глазами пример Мишель Кван, Эвана Лайсачека, других фигуристов. Такие люди сами прекрасно понимают, что им нужно, чего они хотят. Они постоянно пытаются заглянуть вперед, просчитать, что должны предпринять, чтобы продолжать оставаться конкурентоспособными. Что-то придумывают, показывают, ищут…»

А ведь когда-то Раф был одним из тех, кто поднимал отечественное одиночное катание. Александр Абт – из той плеяды российских одиночников, которая защищала честь страны в лучшие для российского мужского одиночного катания годы. Очень талантливый фигурист-одиночник, пусть страдавший астмой и имевший слабое здоровье, под руководством Рафаэля Арутюняна, тем не менее, выиграл целый ряд международных медалей и стал пятым на Олимпийских Играх в Солт-Лейк-Сити. В тот самый момент, который сам Рафаэль Владимирович назвал моментом всей своей карьеры. Исполняя на соревнованиях четверные прыжки, Абт боролся за попадание на главные старты с Куликом, Ягудиным, Плющенко. А затем боролся с ними и на международной арене.

Комментарий к видео. Напряжённый момент: выступающий под руководством Арутюняна Александр Абт борется за золото чемпионата Европы с Алексеем Ягудиным, но всё же, получив больше за технику, остаётся с серебром, уступив во второй оценке.

Стремление ни от кого не зависеть, строить свою жизнь и профессиональную деятельность самостоятельно, свобода и стремление быть частью среды, в которой ценятся сугубо профессиональные качества, — ИМХО, таковы черты тренера, делающие его стопроцентно западным специалистом. Выдающиеся тренеры мира ценят его за профессионализм и за лучшие человеческие качества. А сам Арутюнян очень ценит такое отношение с их стороны: «Люблю “дедов”, которые уже сделали результат. Они такие мудрые, спокойные. Знают цену успеху, цену самим себе. Мне всегда льстит, когда Никс, видя меня на своем катке, останавливает тренировку и подходит со мной поздороваться,» — признаётся тренер. По его словам, «такие глыбы тренерского цеха, как Никс, Кэролл – это совершенно особые люди. Эталонные во всех отношениях.»

Рафаэль Владимирович тоже знает себе цену, но при этом не высказывает ни капли звёздности. В этом тоже есть что-то чуждое нашим отечественным привычкам. В первую очередь Арутюнян – профессионал, который не боится браться за сложные задачи. Например, за задачу удержать в большом спорте многократно травмированную звезду мирового фигурного катания. Мишель Кван, пятикратная чемпионка мира в женском одиночном катании, пытаясь продлить свою карьеру ещё на один цикл, обратилась именно к российскому специалисту. И он взялся за решение этой задачи. Не привыкать: «Фигуристы звонят мне, как в службу 911 — когда все совсем плохо…», — говорит о себе Раф, работавший с Кван в самый трудный период её карьеры.

«…Благодаря работе с ней я понял, что есть такие люди, звезды, с которыми можно совершенно нормально работать. Очень трудно рассказать о том, какие они. Их надо знать. Но они очень хорошие ребята. Они состоялись, знают, как себя вести, где, что и как сказать. Что называется, спортивная интеллигенция. Всем бы пожелал когда-нибудь встретить таких людей. Я работаю сейчас на катке, который она построила для себя. Так она заходит каждый раз, когда там появляется, здоровается, обнимает, приглашает куда-нибудь на обед. Вот и весь разговор,» — рассказывал Арутюнян.

Комментарий к видео. Легенда американского фигурного катания, призёр двух Олимпиад Мишель Кван выступает на своём очередном чемпионате мира. Пройдя множество испытаний в своей длинной карьере, спортсменка обратилась за помощью к Арутюняну.

Репутация Рафа в профессиональной среде безупречна. Тренер поступает только так, как требует его собственный моральный кодекс. И никаких послаблений.

«…именно она (Саша Коэн – прим. наше) меня “продюсировала” в Лейк-Эрроухед на место Фрэнка Кэролла – порекомендовала владелице катка. Хотя я тогда отказался Сашу тренировать. Поскольку считался уже американским тренером, не мог взять к себе спортсменку, не получив на это официального согласия ее прежнего наставника. Коэн даже рассмеялась, помню. Сказала: “Как же так? Я тебя сюда привезла, а ты мне отказываешь?” Но вызвалась сама поговорить с Джоном Никсом, у которого каталась в Лос-Анджелесе. Никс, которому тогда было уже за 70,  сел на машину и лично приехал в Лейк Эрроухед, чтобы со мной встретиться. Сказал, что ему нравится, как я работаю, и что он не имеет ничего против того, чтобы Саша каталась не только у него, но и у меня. Так она и стала ко мне приезжать. А год или полтора спустя сказала, что хочет вообще уйти от Никса и тренироваться только у меня. Я отказал… Как я мог забрать спортсменку у человека, который сам мне ее доверил?» (с) Раф.

Для Арутюняна такое немыслимо – отжать спортсменку у другого тренера. Он крайне щепетилен в этих вопросах. «До сих пор храню на телефоне переписку — 54 ее сообщения, моих четыре,» — рассказывал тренер о появлении в его группе Мэрайи Белл. – «Только когда она сказала, что все равно едет в Калифорнию на соревнования и уже там хочет со мной встретиться, ответил ей – давай встретимся. Она попросила меня оказать ей помощь в тандеме с ее тренером Кори Эйд. Я ответил: сначала сделай объявление, чтобы твой тренер знала о том, что ты со мной сотрудничаешь. Если она даст согласие – начнем… Мэрайя пошла к тренеру, и она ответила отказом. Но Белл заявила: все равно уйду. Возьмете? И вот я думал-думал и в итоге согласился. Но историю переписки держу – мне спокойнее. Чтобы никто не сказал, что я поступил непорядочно.»

Комментарий к видео. Перейдя тренироваться в группу Арутюняна, Мэрайя Белл произвела фурор на домашнем этапе Гран-при.

Большой профессионал и кристально честный человек с высокими этическими принципами. Таков тренер, которому можно доверять. Рафаэлю Арутюняну доверяют и подопечные, и коллеги. Только такому тренеру, как Раф, легендарный Джон Никс накануне своего 85-летия мог доверить свою ученицу Эшли Вагнер.

«…Никс, решив в начале июля прислать ко мне Вагнер, позвонил и сказал, что хотел бы приехать и рассказать о некоторых моментах, о которых я, как тренер, должен на его взгляд знать,» — рассказывал Арутюнян перед Олимпиадой в Сочи – «Я попытался его отговорить от поездки: все-таки Джону в этом году исполнилось 84 года, а дорога в Лейк Эрроухед местами такая, что у молодого и здорового человека может закружиться голова от перемен атмосферного давления. Но он все равно приехал, посадив на всякий случай в машину свою дочь. Мы разговаривали целый час. Знаю, что Вагнер к нему приезжает до сих пор, если нужно посоветоваться.»

Комментарий к видео. Лучший старт в карьере Эшли Вагнер, с 2013 года тренирующейся у Арутюняна, – чемпионат мира в Бостоне, на котором она завоевала серебро.

Время показало, что Никс сделал правильный выбор, подобрав нового тренера для своей ученицы. Того самого, который готов работать с самыми разными спортсменами. Молодыми и возрастными, талантливыми и не очень, с хорошей техникой или неправильной, с высоким прыжком или низким… И всегда вытаскивать из них максимальный потенциал.

Отвечая на вопрос Елены Вайцеховской о том, что «все тренеры делятся на две категории: те, кто пытается вытащить из спортсмена максимум, и те, кто просто эксплуатирует талант подопечных, не особенно стараясь его развивать», Раф, совершенно не задумываясь, говорит: «Мне интереснее первый подход. У американцев на этот счет есть хорошее и очень образное выражение – сделать куриный салат из цыплячьих перьев.» Именно так работает Арутюнян. И считает это нормальным: «…За что я, кстати, люблю Америку – так это за то, что ты не выбираешь с кем работать. Там порой к тебе приходят такие спортсмены, которых в России на каток бы не пустили. И отказать человеку нельзя. Зато благодаря этому постоянно имеешь какой-то профессиональный вызов. И сам растешь соответственно.»

Комментарий к видео. Ставший под руководством Арутюняна чемпионом США Адам Риппон впервые в своей карьере в возрасте 27 лет исполняет оценённый в плюсовой зоне четверной прыжок на этапе Гран-при во Франции.

Раф – одновременно и тренер-технарь, и тренер, умеющий вести спортсмена к победе. К победе над собой, в первую очередь. Его ценят, им восхищаются, но вместе с тем ему и завидуют. Завидуют, наверно, тому, что он умеет делать результат в самых разных условиях и из самого разного материала. А некоторые особенно прыткие и ушлые коллеги пытаются увести учеников, наиболее близких к достижению результата. «…это, я должен отметить, их профессия,» — философски замечает Раф. – «Они в этих делах профессионалы. Моя профессия – когда ракета летит вниз, я ее подхватываю, задираю ей нос наверх и туда пытаюсь толкать. Куда-то доталкиваю. Вот, Эшли Вагнер, Адам Риппон – куда дотолкал их, туда дотолкал. А кто-то к этим ракетам, как я уже сказал, цепляется.»

Комментарий к видео. Ученик Арутюняна Натан Чен, которого тренер обучает с 11 лет, выигрывает чемпионат США с пятью четверными прыжками в произвольной программе.

Толкать ракету вверх – такова работа Арутюняна. Его ученики достигают результата не благодаря грибам или связям тренера в судейской среде. Он не ведёт жёсткого отсева учеников, не устраивает игры на выживание и не располагает огромным количеством расходного материала.

Он просто помогает своим ученикам стать лучше. И не только своим. Арутюнян работает со всеми, кто к нему обратится. Именно он помог Джеффри Баттлу, тренировавшемуся под руководством Ли Баркелла, стать чемпионом мира-2008, поработав с ним над техникой и стабильностью прыжков. Именно специалистами его группы ставились замечательные программы для россиянки Марии Сотсковой, тренировавшейся у Светланы Пановой, а сама Маша, проведя лето в группе Рафаэля Владимировича, вошла в сезон со стабильным исполнением идеальных технически прыжков.

Он тренер, работающий с людьми, а не с обезличенным материалом. Для него интересы спортсмена важнее, чем его собственные. Его результат – не блестящие круглые предметы, а прогресс его учеников — сумасшедший рывок Натана Чена, четверной Адама Риппона, новый уровень катания и презентации Эшли Вагнер, на который спортсменка вышла под руководством своего наставника. Это работа высочайшего класса, которая очевидна. И всё же…

И всё же очень хочется в день юбилея Рафаэля Владимировича пожелать ему добиться со своими учениками золотого олимпийского результата. Ведь всё остальное у него есть: любимая профессия, в которой он успешен, уважение коллег (Арутюнян в 2015 и 2016 годах признавался Профессиональной ассоциацией фигурного катания США лучшим тренером Америки), ценящие его ученики и, главное, редкое сочетание высокопрофессиональных качеств с человеческими. Осталось пожелать его ученику выиграть Олимпиаду и радоваться первому месту, сидя в КиКе рядом с Рафом.

Ну и, конечно же, здоровья и профессионального долголетия. Такие тренеры, как он, на вес золота.

С юбилеем, Тренер!

В посте были использованы цитаты из интервью Р. В. Арутюняна спортивным изданиям: «Спорт-Экспресс», «Советский спорт», «Р-спорт». 

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий