Непредсказуемый референдум: Турция уже не будет прежней

пресса

Референдум по пакету конституционных изменений, предусматривающих переход на президентскую систему правления, пройдет в Турции в воскресенье. Его результаты, которые имеют важнейшее значение для будущего страны, предугадать крайне сложно, опросы показывают незначительное превышение сторонников поправок в пределах статистической погрешности.Референдум в Турции может вызвать массовые беспорядки, считает политик

Что выносится на голосование

Конституционные изменения по переходу к президентской системе были ранее одобрены парламентом Турции и подписаны президентом Тайипом Эрдоганом.

Депутаты парламента от правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и большинство депутатов от националистической Партии национального движения (ПНД) поддержали проект, в то время как оппозиционные партии — левоцентристская Народно-республиканская партия (НРП) и прокурдская Партия демократии народов (ПДН) — выступили против, обвинив Эрдогана в стремлении к установлению единоличной власти.На референдуме в Турции население разделится почти поровну, показал опрос

Пакет, состоящий из 21 пункта, предполагает, что президент становится главой государственной системы, он будет наделен полномочиями по назначению вице-президента, министров и высокопоставленных чиновников. Должность премьер-министра будет упразднена. Решения по созданию, расформированию, полномочиям, обязанностям и структуре министерств будут определяться в соответствии с указами президента. Право на объявление режима чрезвычайного положения получит президент, утверждать решение главы государства по режиму ЧП будет парламент. Глава государства сможет издавать и другие имеющие силу закона указы, которые будут вступать в силу без предварительного одобрения парламента, но они могут быть аннулированы, если законодатели в дальнейшем их отклонят.

© REUTERS/ Murad SezerСторонники конституционного референдума в Стамбуле, Турция. 14 апреля 2017 года

Лицо, избранное главой государства, сможет не покидать ряды своей политической партии, как это предусмотрено ныне действующей конституцией. Увеличивается число депутатов парламента — c 550 до 600. Возрастной порог для кандидатов на выборные посты снижается с 25 до 18 лет. Отменятся практика перевыборов, вводится система «запасных» депутатов. Решения о проведении повторных выборов смогут принимать как парламент, так и президент. Выборы в органы законодательной и исполнительной властей будут проводиться в один день. Парламент и президент будут избираться на пять лет, при этом глава государства сможет занимать свой пост не более двух сроков подряд.

В случае одобрения поправок на референдуме очередные выборы президента и парламента пройдут в один день — 3 ноября 2019 года, после чего пункты положения о президентской системе вступят в силу.Граждан ФРГ предупредили об опасности во время референдума в Турции

Эрдоган и его сторонники из ПСР объясняют необходимость принятия поправок тем, что в условиях стоящих перед страной вызовов, в частности террористической угрозы, необходимо повысить оперативность принятия важнейших управленческих решений. Кроме того, власти ссылаются на негативный опыт прошлого, когда коалиционные правительства в Турции часто сменяли друг друга, что приводило к хаосу и параличу государственной власти.

Президент Турции, фактическая роль которого в руководстве страной при существующей парламентской системе значительно больше, чем у его предшественников, теперь хочет закрепить это юридически, утверждая, что парламентский контроль над его деятельностью в случае в рамках президентской системы будет даже выше, чем в рамках действующей конституции. В частности, парламент может инициировать расследование в отношении президента, если за это отдадут голоса более 60% депутатов.

© AP Photo/ Emrah GurelПортреты президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана на улицах Стамбула за несколько дней до начала референдума по изменению конституции. 14 апреля 2017 года

Как проходила агиткампания

Правящая ПСР в ходе агитационной кампании перед референдумом в полной мере задействовала административный ресурс. Если на последних парламентских выборах, прошедших в ноябре 2015 года, оппозиция имела возможность высказать свое мнение в эфире ведущих телеканалов, пусть и в меньшем объеме, чем правящая партия, то на этот раз не было даже намека на какое-то номинальное равенство в кампаниях сторонников «да» и «нет». Тринадцать депутатов парламента от прокурдской ПДН вместе с обоими сопредседателями уже несколько месяцев находятся в тюрьме по обвинению в связях с запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК). В период агиткампании в телеэфире представители ПДН практически не появлялись. От оппозиции на телеканалах выступал относительно часто лишь председатель основной оппозиционной НРП Кемаль Кылычдароглу. В своих речах он указывал, что победа сторонников Эрдогана принесет бесконтрольное укрепление его власти, приведет к поляризации общества, дальнейшему ухудшению и без того испорченных отношений Турции и ЕС, бегству из страны инвесторов. Агитацию противников президентской системы можно было увидеть на автобусах и автомобилях НРП и ПДН, в редких роликах на телевидении, а также в листовках на улицах, расклеенных добровольцами.Азия или Европа: Эрдоган выбор сделал, слово за Турцией

Что касается сторонников президентской системы, которыми является вся действующая власть, то они не сходили с экранов с утра до вечера. Эрдоган и премьер-министр Бинали Йылдырым выступали почти ежедневно по два раза на митингах своих сторонников в различных провинциях Турции, их выступления транслировались в прямом эфире по всем новостным каналам. Кроме того, оба турецких лидера по нескольку раз давали пространные телеинтервью на тему конституционных поправок. Члены кабмина, а также многочисленные советники турецкого руководства кочевали с канала на канал и усердно ратовали за поправки в конституцию.

Турция в буквальном смысле утопала в рекламе «да». ПСР построила свою кампанию на лозунгах с удачной рифмой слов «да» (evet) с патриотическими понятиями «государство» (devlet), «народ» (millet), «отечество» (memleket). Страна была завешана плакатами и бигбордами с двустишьями, в которых использовались в разных вариантах все три слова: «Народ-герой – конечно, да!», «Сильное отечество – миллион раз да!», «Президент сказал «да» — отечество сказало «да».

На перепутье

Многие граждане Турции убеждены, что 16 апреля они будут голосовать не за поправки, смысл которых понимают далеко не все, а за дальнейший путь своей страны. Референдум, по их мнению, может провести водораздел между светской и религиозной Турцией, по существу поставив черту на 94-летнем существовании созданной Мустафой Кемалем Ататюрком светской Турецкой Республике, несмотря на то, что в ходе агитационной кампании власти использовали слоган «Ататюрк проголосовал бы «за». Однако представители созданной Ататюрком НРП утверждают, что его постулаты начали отодвигаться, уступая место религиозным веяниям из консервативных арабских стран, за которые с восторгом ухватились сторонники «старой доброй» Османской империи.

Все разговоры о юридических хитросплетениях конституционных поправок закончились ещё пару месяцев назад. У избирателей изначально царило понимание, что вопрос, в сущности, один: «Отдавать ли Турцию лично в руки Эрдогану?» Лагеря сторонников и противников образовались по принципу за президента или против него, что усилило поляризацию в турецком обществе. Риторика очень быстро выхолостилась до простых заявлений: «Проголосуете «да» — будет хорошо, стабильно и спокойно» (с одной стороны) и «Проголосуете «да» — будет плохо, нестабильно и неспокойно» (с другой).Эрдоган назвал Европу «загнивающим континентом»

Партия власти, видимо, поставила на кон всё, что могла, чтобы обеспечить себе успех на референдуме: было продлен мораторий на повышение цен на электроэнергию; ряд категорий предпринимателей получили налоговые льготы, а местная администрация в провинциях — премии; пособие в 120 долларов в месяц начали получать даже бабушки, смотрящие за собственными внуками. Эрдоган попытался привлечь на свою сторону оппонентов нестандартным ходом, посетив агитационную палатку противников конституционных поправок и проведя с ними дружескую беседу.

В разгар агиткампании на экраны вышел пропагандистский фильм о детстве и молодости Эрдогана, где он изображен угнетаемым, но стойким и честным пареньком, страдающим от светских правил, в которые не вписывается его арабское имя. Став мэром Стамбула, он вышвыривает из кабинета коррупционера и смело отвечает безымянному террористу по телефону: «Нас не запугаешь!». В заключительном кадре жалкий предатель-полицейский, вознамеривавшийся убить сидящего в тюрьме Эрдогана, получает мощный удар в лицо от неведомого спасителя, а на вопрос: «Кто ты?» слышит в ответ «Народ!» Налицо аналогия с неудавшимся переворотом в июле прошлого года, когда турецкий народ, как утверждают власти, «отстоял и защитил демократию и стал народом-героем».

Большой расчет властей был на несколько миллионов граждан Турции, проживающих в европейских странах. Агитировать соотечественников туда отправился боевой состав турецких министров. Но европейцам не понравились турецкие инициативы, еще больше, по их мнению, отбрасывающие Турцию от демократических ценностей и аккумулирующих власть в руках президента.

Первыми выступили немцы, под различными предлогами (зачастую надуманными) отказавшие предоставить помещения для выступления министра юстиции Бекира Боздага. Затем голландские власти позволили себе и вовсе недружественный и беспрецедентный шаг – не дали разрешения на посадку самолета главы турецкого МИД Мевлюту Чавушоглу.Йылдырым назвал условие своего ухода с поста премьера Турции

После этого Турция решила направить на машине в Нидерланды с той же целью министра по делам семьи Фатму Бетюль Сайян Кайя, видимо, в расчёте на то, что женщину местные власти остановить не посмеют. Но полиция не пустила ее даже в генконсульство Турции в Роттердаме и выпроводила обратно. После этого разразился серьезный политический кризис между Турцией и Нидерландами, но, так или иначе, турецкие граждане за границей досрочно проголосовали на референдуме.

Кто есть кто на референдуме

На кого могут рассчитывать сторонники принятия конституционных поправок? Прежде всего, это члены правящей ПСР, получившей на последних выборах 49% голосов избирателей, и националистической ПНД, за которую избиратели отдали 12% голосов. Исходя из этого, власти, казалось бы, можно было бы рассчитывать на поддержку более 60% избирателей.

Однако среди членов ПНД царит раскол, далеко не все националисты одобряют действия лидера партии Девлета Бахчели, поддержавшего переход на президентскую систему, и значительная часть из них может проголосовать против. Некоторое число сторонников правящей партии, недовольных пугающей напористостью самого Эрдогана, также может сказать «нет» в день референдума. Против однозначно проголосуют большинство курдов, недовольных жесткими действиями властей при антитеррористических операциях на юго-востоке страны, а также по отношению к депутатам от прокурдской ПДН, лишенных неприкосновенности и помещенных под стражу с риском получить пожизненное заключение. Традиционно против выступит созданная Ататюрком основная оппозиционная НРП, защищающая светские принципы и опасающаяся диктатуры.

Особенно много противников Эрдогана в мегаполисах – Анкаре, Стамбуле, Измире, а также и на побережье Средиземного моря в провинциях Анталья и Мугла, где, с одной стороны, недовольны насаждаемой исламизацией, во-вторых, получили ощутимый ущерб из-за резкого снижения числа иностранных туристов, что там связывают с политикой Эрдогана.

Нельзя сбрасывать со счетов «обиженных» властью, а это десятки тысяч задержанных и арестованных после попытки переворота за якобы связи с организацией оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена (FETO) военных, чиновников, преподавателей университетов, журналистов, а также их многочисленных родственников, друзей и знакомых.

В итоге силы обоих лагерей примерно выравниваются, и, согласно опросам турецких центров по изучению общественного мнения, сторонников «да» и «нет» примерно поровну, с небольшим перевесом первых (51-52%), что укладывается в рамки статистической погрешности. Но есть ещё «молчуны» — госслужащие, зависящие от правящей партии, однако в душе не поддерживающие ее инициативы. На них очень надеются сторонники «нет» и их опасаются сторонники «да».

© AP Photo/ Presidential Press Service, pool Президент Турции Тайип Эрдоган во время встречи со своими сторонниками в преддверии референдума о расширении полномочий президента. 19 февраля 2017

Что дальше?

Исход референдума непредсказуем, как непредсказуемы и последствия. Однако турецкие эксперты сходятся во мнении, что Турция не будет прежней. Победа любого лагеря может потенциально обернуться большими неприятностями для страны. При победе сторонников президентской системы на улицу могут выйти сторонники светского развития страны, которым уже терять нечего, а это может вызвать серьёзное гражданское противостояние. При победе противников Эрдогана могут возмутиться сторонники курса на ислам, которые начали радикализироваться, особенно за последний год, после попытки переворота. Сегодня выступления президента на митингах содержат пространные цитаты из Корана на арабском языке, обыденными стали и неистовые крики «Аллаху экбер!» в парламенте на заседаниях фракции правящей партии. Кроме того, ясно, что Эрдоган, который поставил на карту всё, так просто с поражением не смирится.

Если же после референдума общественное спокойствие будет сохраняться, то при положительном для властей результате мы можем стать свидетелями ещё большего наступления на светские принципы государства и дальнейшего закручивания гаек по отношению к кемалистам, курдским активистам, алавитам и всем, кто не является сторонниками действий президента. Если же победят противники Эрдогана, то для них есть опасность ощутить на себе его разочарованность и, возможно, резкую реакцию. В любом случае, покой гражданам Турции после референдума будет только сниться.

Источник: ria.ru

Добавить комментарий